Христианский сайт ВЕРИЙСКИЙ ВЕСТНИК

Пятница, 24.11.2017, 16:17
Вы вошли как Гость | Группа: "Гости" | RSS
"У здешних же были более благородные взгляды, чем у тех, что в Фессалониках, поскольку они приняли слово с необычайным рвением, основательно исследуя Писания каждый день, так ли это на самом деле. И стали верующими многие из них..." (Деян.17:11,12)
Главная Каталог статей Мой профиль Выход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Во что мы верим [18]Иные языки [12]Израиль и пророчества [14]
Суббота [10]О Боге [47]Ангелы [24]
Что есть человек [19]О сатане и диаволе [18]Возвращение Иисуса [31]
Есть ли вечные мучения [25]Наши проповеди [78]Разное [96]
Поиск
Главная » Статьи » Исследования Библии » Наши проповеди

Взгляд потерянной овцы
ВЗГЛЯД ПОТЕРЯННОЙ ОВЦЫ
 
Когда я наконец ушла из овчарни, то с удивлением обнаружила то невероятное чувство облегчения, которое, казалось, наполнило всё моё существо. На протяжении нескольких лет мне только и приходи­лось что наблюдать всевозможные распри и раздо­ры среди других овец. Со временем загон стал превра­щаться в какое-то всё более и более зловонное место. К тому моменту как я оставила его, ситуация в нем накалилась до невозможного, а вонь стояла просто не­выносимая. Иногда овцы вели себя так, что станови­лись похожими отнюдь не на овец, а, скорее, на диких козлов, если даже не на волков. Всё это заставляло меня вновь и вновь задаваться вопросом о том, какой смысл мне было оставаться в загоне. Странно, но хоть ситуация в нем и была весьма далекой от идеальной на протяжении не одного и не двух лет, а гораздо дольше, всё-таки я оставалась с остальными по тем соображениям, что так надлежит вести себя всем нормальным овцам. Моё сердце не испытывало при­вязанности к этому загону и словно бы не находилось в нем, однако мне нетрудно было видеть, что подобные ощущения преследовали и многих других овец, но при этом они продолжали жить в загоне.
 

С течением лет желание покинуть его усиливалось и усиливалось. Жизнь моих знакомых диких козлов, как казалось, представляла собой один сплошной непре­кращающийся праздник на крутых склонах гор. Они могли делать всё что им приходило в голову, по собственной воле и по собственному желанию, и были сами себе хозяевами. Их не удерживала ограда и им не был ведом жезл пастыря. Ко­нечно, как и следовало ожидать, кое-кто из них попался в зубы диким хищникам или в какую другую неприятную ситуацию, в которой им некому было помочь, но таких случаев было относительно немного, насколько я могла видеть.

 

Реакция из загона на мой уход была разной. Несколько моих старых друзей уп­рашивали меня остаться. Мать плакала, а другие просто смотрели на меня как на воплощение самой примитивной формы жизни на этой планете. Но что ка­сается большинства, то они, казалось, даже не заметили моего ухода. В любом случае, они никогда не знали меня по-настоящему. Для них я была просто одной из овец среди многих других таких же, принадлежавших к стаду.

 

Жизнь с козлами оказалась довольно-таки неоднозначной. По временам быва­ет так трудно, что поневоле начинаешь задумываться о возвращении к своим овцам. Главное препятствие на этом пути, однако, заключается в том, что проблемы в загоне не выглядят намного проще нынешних, и я вовсе не уверена в том, как меня примут по возвращении. В этом плане на память мне приходят несколько случаев когда другие овцы пытались вновь вернуться в загон. Со сто­роны казалось, что им приходилось преодолевать препятствие за препятстви­ем, преграду за преградой только для того, чтобы снова стать полноправными обитателями загона. Обычно, как только они попадали туда, к ним относились как к овцам другой породы. В любом случае я чувствую себя теперь настолько ослабленной, что едва ли смогу пройти по пути возвращения самостоятельно, без чьей-то помощи.

 

Не наполняют ли подобные мысли головы наших потерянных овец? Воз­можно, что вариантов всех этих мнений и ощущений может быть столько же, сколько самих потерянных овец, бродящих по окружающему нас миру. Тем не менее, есть несколько общих вопросов, имеющих непосредственное отно­шение ко всей этой ситуации, и именно их мы хотели бы рассмотреть.

 

1. Всё ли делаем мы для того, чтобы удержать наших овец? Намного легче со­хранить их, чем восстанавливать снова, после того как они уйдут. Это означает, что мы должны быть активны и готовы оказывать всю помощь тем братьям и сестрам, которые в этом смысле попадают в «категорию риска», и делать это необходимо до того как они уйдут, а не после. В екклесии, к которой принадле­жу я, специально заведено так, что на каждом собрании выбранные ответствен­ные братья прежде всего занимаются вопросами «рискующих» и «потерянных» овец, а уже потом переходят к рассмотрению каких бы то ни было других про­блем, стоящих на повестке дня екклесии. Будучи избранными всей екклесией для того, чтобы заниматься её жизненными вопросами, мы уверены, что нет ничего более важного для рассмотрения, чем проблема таких овец, и потому всегда отдаем её обсуждению преимущественное место и время.

 

2. Способствует ли обстановка в нашей екклесии (церкви) тому, чтобы сохранять овец, или она предоставляет им лишнюю причину для того, чтобы уйти? Если наши потерянные овцы в большей степени рады находиться за пределами нежизне­способной екклесии чем испытывать нехватку пронизанного добротой и любо­вью общения, которое они некогда испытывали и которое им навсегда запом­нилось, то в этом случае мы являемся частью проблемы, а, увы, не механизмом её положительного решения.

 

3. Ведёт ли наше нынешнее положение дел в екклесии к тому, что на пути же­лающих возвратиться возникают различного рода преграды и препятствия? Несомненно, что Библия предполагает раскаяние с их стороны. А что еще мы требуем помимо этого? На кого мы больше похожи из знаменитой притчи Гос­пода: на отца блудного сына, или на его старшего брата?
 

4. Всё ли делает каждый из нас в отдельности для того, чтобы вернуть потеряв­шихся овец? На самом ли деле мы живем так, что потерянные овцы не могут об­винить нас в лицемерии? Ощущают ли люди на себе наше желание заботиться о них и заполучить их назад?

 
5. Достаточное ли различие существует между нашей екклесией и окружаю­щим миром для того, чтобы потерянные овцы были способны замечать и ощу­щать его? Или наша екклесия прежде всего характеризуется царящей в ней дисгармонией, завистью, трениями, властными личностями, гневом, раздра­женностью и злобой? Если между миром и нашей екклесией нет различия, то какую привлекательную причину мы можем предложить тому, кого хотел бы вернуться назад?
 

«Блуждают овцы Мои по всем горам и по всякому вы­сокому холму, и по всему лицу земли рассеялись овцы Мои, и никто не разведывает о них, и никто не ищет их» (Иез. 34:6).

Категория: Наши проповеди | Добавил: Вериец (20.07.2008)
Просмотров: 818 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2017