Христианский сайт ВЕРИЙСКИЙ ВЕСТНИК

Пятница, 20.10.2017, 20:55
Вы вошли как Гость | Группа: "Гости" | RSS
"У здешних же были более благородные взгляды, чем у тех, что в Фессалониках, поскольку они приняли слово с необычайным рвением, основательно исследуя Писания каждый день, так ли это на самом деле. И стали верующими многие из них..." (Деян.17:11,12)
Главная Каталог статей Мой профиль Выход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Во что мы верим [18]Иные языки [12]Израиль и пророчества [14]
Суббота [10]О Боге [47]Ангелы [24]
Что есть человек [19]О сатане и диаволе [18]Возвращение Иисуса [31]
Есть ли вечные мучения [25]Наши проповеди [78]Разное [96]
Поиск
Главная » Статьи » Исследования Библии » Разное

Принципы и притчи (часть 9)
ПРИНЦИПЫ И ПРИТЧИ (часть 9)
 
Мы тоже можем получить такое благословение, – не умножающее печали, а помогающее переносить гнездящееся в нас наследственное зло. Приятно сознавать, что Бог не оставляет кормила, и наблюдать приход Царства уже для нас утешение, хотя бы оно и миновать нас индивидуально. Одно непреходящее доброе происходит от временного злого, – часть наших братьев будет удостоена искупления среди людей и цель Бога будет достигнута. Эта мысль утешает, хотя мы помним грозное Христово: “Многие будут званными, но немногие избранными”. Нет нужды бояться быть отвергнутым, если мы очень хотим попасть в Царство Божье, – хотя мы никакие не герои и живем в простых жилищах и ничто в нас не вызывает восхищения у других граждан. Если мы последуем примеру патриархов в их понимании добродетели безоговорочной веры, то нам дадут проводника ко всем остальным необходимым добродетелям. Наши имена не значатся в Писании или в списках земной славы, но они внесены в Книгу Жизни.
 

12. МИЛОСТЬ И ДОБРОТА

Известно – о мертвых плохо не говорят. Частенько, однако, в мстительной тираде газетенки сообщают, что N скоропостижно скончался. Мы небезосновательно полагаем, что люди, милостивые к умершим, проявят милосердие и к еще живым, ибо все мы ходим под этим судом и все хотим хотя бы этой милости. Вся история, однако, показывает заметный недостаток именно этого качества. Некоторые сознательно выбирают жестокость своим жизненным кредо, находя в страданиях других дьявольское наслаждение для себя. Другие почти так же жестоки через свой эгоизм, тупость, жадность, страх, раздражительность и безумие. Милосердие было одним из качеств, доставлявших людям радость в прошлом, как одно из выражений закона любви. А это одно из качеств Бога, хотя Божья милость часто дается на других условиях, далеко не всегда понятных людям. В первом же чтении закона Моисеем подчеркивалась милость Бога, хотя это часто и забывается, – причем более резкие выражения помнятся. “Наказывая детей за грехи отцов до третьего и четвертого поколения”, – часто цитируется и оспаривается. Другие принимают как безоговорочную инструкцию Вт.24:16, где сыны не подлежат наказанию за грехи отцов и видят противоречие двух частей. Эти читатели впадают в ошибку из-за огрехов в умении правильно читать. Если хорошо знающий Писание прочтет полный отрывок без купюр, то совершенство гармонии предстанет ему. “Я Господь твой Бог ревнив, наказываю детей за грехи отцов до третьего и четвертого поколения тех, кто ненавидит меня, и оказываю милость тем, кто любит меня и соблюдает мои заповеди”. Здесь нет речи о наказании праведных сынов за грехи родителей, как ничего не говорится о возможности награды за заслуги предков нерадивых и мятежных сынов. Наказание понесут ненавидящие Бога сыновья, а милости удостоятся любящие и повинующиеся Ему. Неправедные потомки таких людей как Саул и Ахав страдали за грехи своих отцов в течение нескольких поколений. Бог готов оказать милость евреям, чьи предки жили тысячи лет назад. Мятежники будут уничтожены (Иез.20), но охотно желающие прихода Мессии будут взяты под защиту Завета не за какие-то особые заслуги, а по договору Бога с их предками 4000 лет назад. Странно, что люди не хотят видеть для себя урока в таком понятном призыве к нам – слабым и несовершенным. Многие, учащие в земле Израиля, подчеркивают необходимость доброты и милосердия и восстают против растущей жестокости. Господь Иисус Христос вновь напомнил урок, но без особого успеха, т.к. сам пострадал от рук людей таких же жестоких, как и их отцы. Он и не ожидал больших сдвигов в их душах от своих слов, а предсказывал продолжение роста жестокостей; так оно и было во всей истории. Немногие усвоили урок и теперь. Мудрый сказал: “Да не покинут тебя милость и правда. Окунись в них с головой, напиши их в скрижалях твоего сердца”. Это конечная цель всякого хорошего писания. Многое, доверенное бумаге, сгинуло, не быв прочитано. Даже заповеди, нанесенные на камень, хранились в небрежении и обратились в прах. Но если заповеди записаны в человеческих сердцах, – конечная цель достигнута. Слова, записанные на бумаге, пергаменте или камне, слова, сказанные вдохновенными губами воздействуют на чувства, понимаются и утверждаются разумом, а высказанные мысли, в некотором смысле, вплетаются в характер. Читаем: “Благотворящий бедному дает взаймы Господу” (Прит.19:17). С другой стороны: “Кто теснит бедного, тот хулит Творца его” (Прит.14:31). “Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, – и не будет услышан” (Прит.21:13). Кто-то, возможно, подумает, что нет большого смысла цитировать это в наши дни. Кто теперь преследует бедного? Мы живем во время, когда корпоративное сознание общества сильно возросло и теперь уделяется много внимания слабо адаптирующимся людям, иногда даже ставят их нужды выше тех, кто, по общему мнению, способен платить налоги. Но и сейчас слова мудрого не устарели. Бедные и теперь часто остаются без внимания только потому, что они бедные. Многие работодатели пользуются их зависимым положением, зная, что те не будут протестовать. Они хорошо платят жадным горлопанам и тем, кого поддерживают сильные организации. Они совершенно не замечают жалоб хороших работников, как здоровый не замечает свою печень. Так случается, что лучшие труженики в молчании работают на износ. Им не доплачивают потому, что они не жалуются, и они не жалуются потому, что не осмеливаются протестовать. Другими словами они притесняются по своей бедности. Большинство не имеет возможности играть сколько-нибудь значительную роль в мире – все равно, хорошую или плохую. Обычный гражданин не может стать великим тираном, как не может стать и знаменитым филантропом. Круг его возможностей ограничен, и он ничем не выразит себя. Может быть именно поэтому так часты деспоты в районах трущоб и в ветхих домах. Возможно, эти люди могли бы себя проявить, имей они шанс участвовать в общественной жизни. А играющие роль меценатов часто не находят доброго слова своим домашним. Большая часть христиан всегда подвержена гонениям со стороны власть предержащих, но они только и способны пополнять “казну” Всевышнего, как это приводилось в притче о талантах. Их доброта и их жестокость проявляются в мелочах жизни. Бесполезно дожидаться “великой” возможности для самовыражения. Все, что остается – выражать себя в обществе братьев. “Добродетельная жена открывает рот, прежде подумав, и язык ее – сама доброта”, – в этом ее возможность к самовыражению. Все знают, как жестоки бывают слова, но никто не может предугадать, как далеко они заведут в исполнении злого, за редкими исключениями. Слова часто заменяют удары, которыми христиане как будто не обмениваются, но эффект от них может быть пострашнее, чем от кулака. Язычники дрались насмерть, а затем вновь становились друзьями. А христиане, бывает, обменяются парой обидных слов и затем остаются врагами на всю жизнь. Стараясь воплотить в жизнь эти небольшие уроки милосердия и доброты, необходимо постоянно себя контролировать, ибо “нарушители” частенько не отдают себе отчета в совершенном, и это такой предмет, что даже ближайшие друзья не всегда решаются открыто поправить ближнего. Наверняка, каждому случалось быть свидетелем раздраженной и злой тираде, сорвавшейся с губ человека, признанного воплощением доброты. Кто-то не выдержит, кто-то промолчит, хотя испытывает те же чувства. Кто-то сознает очевидный проступок, но оправдывается словами: “Я знаю, что бываю несдержан, но это лучший способ для меня укротить гнев”. Совершенная естественность может, однако, перейти в совершенный сатанизм. Полезно помнить, что кратковременная вспышка может оставить незаживающий рубец на всю жизнь. Истинные христиане всегда помнят, что и за слова придется отвечать. Закон доброты относится и к словам, хотя бы они не отличались мудростью или знанием. Их слова – самые заурядные, а поступок – подать стакан воды, но и этого достаточно для примера доброты. Если в Царстве Божьем будет дано помнить прошлое, то живущие там воскресят в памяти момент, когда Бог стал притягивать их существо к Его Царству – это будут какие-то милые слова, сказанные соседом на языке доброты.

13. УМЕНИЕ ВЛАДЕТЬ СОБОЙ

 

Сенека написал три книги о гневе, но Маколей сомневался, чтобы они кого-то удержали от проявления гнева. Соломон написал лишь несколько мудрых стихов, но многие от них почерпнули. “Вспыльчивый может сделать глупость” (Прит.14:17). “У терпеливого человека много разума” (Прит.14:29). “Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города” (Прит.16:32). Обращаясь к умению владеть собой, мы заглядываем прямо в корень: все так или иначе подвержены гневливости, но не все способны держать себя в руках. Для человека естественно раздражаться от угрозы своим интересам и возмущаться малейшим неуважением к их достоинству и делам. Наблюдая за неподозревающим об этом человеком всегда можно отметить проявления первобытных черт поведения, свойственных животным – на уровне природных инстинктов. Даже птички в гнезде ссорятся. Справедливо, однако, было бы отметить, что животные и птицы иногда могут преподать нам урок. Человек, со всем его багажом знаний и возможностью понимать, остается никчемным спорщиком. Его эгоизм превосходит все, что можно наблюдать у животных и никак не соответствует требованиям момента – негодование длится слишком долго. Часто оно подогревается искусственно, как при развернутых военных действиях. И в своем поиске оружия, которым бы можно было поразить вызвавшего его гнев, он находит несоразмерное с обидой, ему нанесенной, – животные до этого не опускаются. Не будучи сдерживаемы страхом, друзьями или внутренними устоями совести, люди выражают гнев в самой неприличной форме. Царский гнев стал притчей во языцех, – простые люди удерживаются страхом получить отпор от противника или начетов со стороны закона. И люди и народы часто “хотят побить, но боятся нанести удар”, не ведая размаха грядущих бед. В менее значительных столкновениях опасаются насмешек за глупый вид. Защищаемые законом, они находят удовольствие в дальнейшем раззадоривании жертвы, наблюдая его бессильную ярость. Иногда те заходят слишком далеко и, отбросив осторожность и, забыв о последствиях, дают выход накопившейся ярости. Трагедия почти неминуема. Люди, хорошо знающие христианские принципы или обыкновенную житейскую мудрость, удерживаются от подобной экспрессии, как словом, так и делом. Они сознают и, возможно даже завидуют выдержке и хладнокровию оппонента. Будучи провоцируемы, они, с большим или меньшим успехом, скрывают чувство охватывающего возмущения. Действует ли тут христианский принцип или имеет место житейская мудрость? В самом ли деле гнев удержан или перешел в смертельную обиду, еще более страшную, чем имела место? У ярости много форм и способов выражения. Может это была минутная вспышка и, если обстоятельства благоприятствуют, она не оставит следа. А то, бывает, после ссоры противники становятся друзьями. Но иные выплески оставляют след на всю жизнь. Несколько раздраженных слов, не соответствующих по накалу незначительности ссоры, портят отношения на годы вперед. Сказавший их устрашился бы, знай он наперед, к чему это приведет. Таким людям полезно помнить предупреждение Духа Святого не – спешить в гневе. Гнев неудержимо нарастает, если человек настроился на отмщение, – и даже усугубляется привлечением рассудка, тогда как ранее вовлечены были лишь чувства; месть станет еще изощреннее, опаснее. Для нас есть духовное руководство, Иаков так комментировал происки его сынов: “Да будет проклят их гнев, ибо он от жестокости”. В менее опасных случаях, когда слова служат единственным средством облегчения, можно поздравить себя с маленькой победой над собой: все-таки благодаря самоконтролю было выбрано воспользоваться силой слова, а не яростью духа. Гораздо больше чувства возмущенности слышится в горьких словах упрека, чем в поспешных и беспорядочных фразах внезапного приступа гнева. Обида в словесном выражении длится дольше и облегчение глубже. Ярость лучше утоляется, когда человек не только проявляет хладнокровие, но и находит верный тон в поведении. Есть понятие “праведного гнева” и “глубокой ненависти”. По мнению апостола можно сердиться и не грешить при этом. Это и бывает с тем, кто держит себя в руках. Лучше всего это удается тем, кто помнит в эти минуты Христа. Если упрек или протест уместны – нужно высказать их, если ситуация требует мягкого ответа – его и нужно дать. Если к моменту как нельзя лучше подходит фраза “молчание – золото”, то стоит пожертвовать “сокрушительным” ответом, как назло своевременно пришедшим на ум. Это большое искушение для многих. И так случается, что именно хладнокровие дает шанс таким ответам. Подействует ли эта реплика на противника так, как ожидается или только даст облегчение самому себе да “порадует” слушателей? Если так – то лучше сдержаться, ибо такие слова никогда не проходят бесследно: если не принесут добра, то зло неизбежно возымеет место. В жизни всегда найдется место благородному гневу: искажения содержания нашей религии, лицемерие политиков, извращенное правосудие и мерзость войн. Жестокость и несправедливость идут рука об руку с профессиями, призванными служить добру и милосердию, а преувеличенная праведность прикрывает бесчестие. Всегда есть люди, пренебрегающие добрыми делами и подменяющие их внешними проявлениями набожности, как то: соблюдение Субботы в древности и похожие “святые” дела в наше время. Чаще всего все это отвечает личным чувствам или практическому расчету и весьма широко распространено. Братьев часто возмущают подобные извращения Правды. Как было бы хорошо, если бы это было единственным проявлением гневливости! К сожалению, даже в рамках Правды случается проскочить резкому слову: небольшое разногласие и короткий спор и вот уже срываются покровы мудрости… Иногда это вспышка мимолетна и быстро проходит; иногда обида затягивается и превращается во вражду. Похоже не найти лучших слов, чем те, что произнес умирающий патриарх: “Да будет проклят их гнев, ибо он от жестокости”.

 

14. СЛУЖЕНИЕ БОГУ

 

Мы не должны позволять себе отвергать или игнорировать верный принцип из-за трудности в его выполнении, а также проявлять нетерпение по отношению к тем, кто старается докопаться до сути принципов, по той причине, что их часто искажают “для своих нужд”. Слово “служение” в последнее время отдалилось от истинного своего смысла. “Я служу” – говорил гордо император, бросая людей в жерло войны и оставляя их в трудную минуту. “Служба” – постоянный клич бизнесменов, чья истинная цель – выгода; и хотя верно, что служба есть необходимый атрибут бизнеса, но верно и то, что чаще всего повторяющие это слово реже всего отправляют службу как надо. Мудрец сказал: “Есть тот, кто раздает, но этим прирастает, а есть тот, кто потребляет больше, чем отпущено и беднеет”. Эта истина часто находит свое отражение в жизни. Кто дает по доброй воле от имущества ли или от энергии своей, тому добавляется, чтобы давать еще больше, тогда как боящийся расстаться с добром – все беднеет, хотя никто не зарится на его имение. Жадный не в состоянии дать от души, чтобы это могло стать еще и выгодным: он не имеет понятия о вложении средств на перспективу. А если попытается, то у него выйдет, как в той истории с негром: он инсценировал падение в угольную яму богатого соседа и сломал ногу. Человек, с которым это случилось естественным образом, получил компенсацию, а этот, действовавший по замыслу, попал в тюрьму за попытку кражи угля. Служба должна быть спонтанным действием в желании помочь кому-то или послужить Христу. Это может привести к необходимости пострадать, и может возвысить уже в этой жизни. Если же служба исполняется по ложному мотиву, то это не может продолжаться долго и наградой будет “ни то ни се”. Соломон писал о человеке с прилежанием, отправляющим службу: “Он будет вхож к царям, и не будет пред низкими”. В наше время это даже злободневнее, чем во время написания этих строк. Бизнесмены уже не презираемы аристократией, скорее последние хотят более походить на деловых людей. Воротилы индустрии общаются с царями с невиданной ранее свободой. Можно сказать, что эти люди заставили закон служить на материальном уровне. Самые удачливые ушли так далеко, что их службу уже нельзя объяснить желанием больше заработать или любовью к деньгам. Ими движет желание делать свою работу как можно лучше, работа стала для них вещью в себе. Они служат примером тем, кто хочет достичь большего. На любом уровне мышления и действий есть звенья, связывающие нас с Притчами, например, готовность послужить. Корка хлеба может стоить больше целых его складов после смерти. Соломон так это выразил: “Не отказывай соседу сегодня, а завтра Я верну тебе сторицей”. Нельзя откладывать дела, запоздалые – они могут стать бесполезными. Если ситуация потребует дать ближнему, не откладывай, дай се же час, пока ему есть нужда, а тебе желание. Много трагичного было следствием выжидания, да такого, что предполагаемый жертвователь не дожил до своей щедрости. Фактор времени важен на всех этапах служения. “Работать нужно днем, ночью никто работать не может”. Мало пользы молодому человеку мечтать о великой службе, начинать ее следует, не откладывая теми силами, что есть. Даже если есть идея необыкновенной важности, все же лучше начать служить немедленно. Принцип ограниченной цели приходится к этому случаю. Если нам не суждено было помочь нужде многих в былые годы, то неплохо помочь немногим хотя бы теперь. Это можно расценивать как первый шаг в большом деле, одновременно дающий нам важный опыт. Нельзя в один присест написать великую книгу, приносящую мудрость и убеждение всем ее читателям, но можно попытаться набросать предварительное эссе, которое все же будет чем-то полезно. Так серией небольших шагов мы можем достичь чего-то уже теперь без того, чтобы отказываться от великой цели, но делая ее еще полезнее. Филантропическая деятельность, может быть, никогда не будет оценена по заслугам, но все же ею будет достигнуто большее, чем пустыми мечтами. Человек может пройти по жизни так ничего и не исполнив из своих грез из-за непонимания самой жизни. Если бы они приложили принцип ограниченной цели, то достигли бы чего-то ощутимого, хотя и не такого как желалось. Важным моментом можно считать желание дожидаться результатов. “Дающему вернется сторицей” или как у Екклесиаста: “Сей и утром и вечером, ибо не знаешь, какое семя даст больше, а может и оба хороши будут”. Это верно в огородничестве, как многие знают, но это верно и на более высоком уровне: мы сеем словом и утром и вечером и не знаем, какое из них даст росток. Нельзя прожить, не оставив следа в этой жизни. Это могут быть и хорошие и плохие примеры – можно послужить, а можно быть помехой другим. Возможность послужить прекрасно выражена в следующем отрывке: “Железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего” (Прит.27:17). Этим предполагается, что даже равные в знаниях могут оттачивать мысли другого. Не обязательно иметь квалифицированного учителя для умения учиться. Даже критика не равного по знаниям соседа способна обострить мысль. Первоначальная идея может потребовать переработки для ее здравого звучания, а пояснительный текст, в свою очередь, часто нуждается в отделке. Мы часто удивляемся непонятливости иных в том, что нам кажется совершенно очевидным. Для лучшего служения необходимо оттачивать свои мысли до возможности оценки их всеми. Скромный критик может принести нам пользу, обозначив свои трудности в понимании. Соломон идет еще дальше, говоря о возможностях личного служения: “Упрекни мудрого и он полюбит тебя”. Человек с жизненным опытом сразу скажет, что таких немного. Но и этого достаточно для наставления нас в мудрости. Неоспоримая истина: указавший на ошибку принесет нам больше пользы, чем восхваляющий. Мудрый найдет, за что поблагодарить критика, искренне желающего нам добра.  Как изменилась бы наша жизнь, если бы все служащие руководствовались идеалом служения, данным в книге Притч: “Лучше, когда скажут тебе: пойди сюда повыше, нежели когда понизят тебя пред знатным, которого видели глаза твои” (Прит.25:7). За этим стоит евангельская идея подать даже тогда, когда инстинкт требует взять. “Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водой” (Прит.25:21). Не так много слуг Господних теперь, согласных служить, а не сиять; готовых на любую работу и не ищущих высоких постов. Они из тех, кого цари зовут: “Приблизься”.

 

15. СЕМЬ ЗОЛ

 

“Высокомерный взгляд, лживый язык, руки, пролившие невинную кровь, сердце с греховными желаниями, ноги, с быстротой несущие к греху, лжесвидетель и сеющий раздор между братьями”. Все это выглядит некрасиво, но зато дает твердое представление и ясное понимание того, что Господь ненавидит перечисленное, а поскольку семь бед так и существуют на свете, то и мы не должны закрывать на них глаза, чтобы научиться так же их ненавидеть, как Он. Несложно “вычислить” носителей указанных зол. Высокомерный взгляд нелюбим всеми, кого он опаляет, в том числе и такими же надменными, как он сам – разве что на более низменном уровне. Их манеры отвратительны глядя снизу и смехотворны, если посмотреть свысока; они всегда говорят о полном забвении Бога. Глупые, мерзкие животные полагают себя выше всех – таким был Ирод, и судьба его – ему награда. Лжецов не переваривают даже лгуны. Никому не хочется иметь дело с вруном и даже последний из них делает определенные шаги, дабы его так не называли. Хорошо сказано, что суть лжи в обмане. Басня – вымысел, но не ложь и мы не считаем ее обманом. Но, промолчав, услышав очевидное вранье, мы становимся “соучастниками”. Записные лгуны шумно возмущаются, когда их так называют. А ведь небольшое преувеличение в речи имеет тот же эффект, что ложь, даром что не все неправда. Чрезмерное преувеличение даже не так разрушительно – это речь глупого, но не обман. Легкое вранье, напротив, принимается на веру, а уже после обрастает новыми лживыми подробностями – ложь ко лжи – и наконец принимает вид грандиозного обмана. Кровопролитие заклеймит любой из нас, но достаточно небольшой искры взаимонепонимания, чтобы два народа приготовились грешить. Только никогда не помышляющий о спорах и возмущении действиями или словами других, не станет и на путь кровопролития. Сердце, в котором родятся греховные мысли как будто попадает в разряд лживых, но это не одно то же. Такие мысли могут принять форму лжи, будучи высказанными, но они остаются таковыми и не достигнув наших ушей. Даже самые подвижные из нас иногда присядут отдохнуть, а самые говорливые, наконец, замолчат, но мысли присутствуют всегда, даже во сне. Зависть, гнев, злословие, гордость постоянно занимают греховное воображение и разрушают характер, даже без слов. Верно, что любовь ведет к соблюдению закона, но из этого не следует, что формальное его исполнение в свою очередь дает любовь. Человек может воздержаться от многих нарушений из боязни закона. Он способен даже отказаться от законной части, лишь бы удалиться от грешащих; может отказаться выступить против брата, дабы не грешить языком; но все это время он может вынашивать в своем сердце самые нечистые мысли, и это не ускользнет от наблюдающего за ним Бога; Ему это не понравится. Выражение: “Ноги, с быстротой несущие к греху” более объемлюще, чем может казаться. Люди не согласны признать, что в любом их предприятии заложена опасность согрешить. Они точно знают к кому приложимо понятие зла, но не допускают и мысли быть в их рядах. В экклесиальной жизни возникают споры и раздоры. Отдельные члены прилагают усилия для улаживания волнений, стараясь не задеть чувствительные струны – они миротворцы. Может случиться, что их миролюбивость заведет их в болото терпимости к злу. Господь им судья. Есть люди, вызывающие ощущение способности предпринять нечто более существенное, чем простое миролюбие. Возможно, такими движет обостренное чувство справедливости – Бог судья и им. Но возможно для них обоих имеет важность проявить рвение – от мягкосердечия у первых или от недостатка его у вторых, тогда быть им на последнем суде на одной скамье с теми, чьи “ноги с быстротой несли к греху”. Лжесвидетельство не равно во всем лживому языку. Клятвопреступник не всегда так очевидно и наглядно лжет. В жизни человек может солгать для спасения своей жизни или репутации, и это можно в какой- мере извинить. Выступающий в суде находится в положении особой ответственности перед Судом и Церковью. Он клянется пред Богом говорить правду и ничего не скрывать. Суд прямо указывает ему на это, для Церкви это само собой разумеется. “Я не избегал свидетельствовать перед Богом”, – говорил апостол Павел. Громадная ответственность лежит на тех, кто говорит во имя Христа. Нельзя ни сочинять того, чего не было, ни утаивать то, что имело место. Нельзя забывать, чьим именем мы обещаем свидетельствовать.  Сеятели зла могут считаться самыми опасными грешниками в глазах Бога. “Подумайте, как хорошо братьям быть вместе”. Это как тающий снег горы Ермон, который питает Иордан и дает жизнь земле обетованной. Благословенны братья, живущие в единстве. Как мерзко сеять раздор между братьями одной семьи! Но пока природа человека не искуплена это зло неизбежно. “И это будет, – сказал Иисус, – но горе тому, через кого это придет”. Христу не нужно было объяснять сказанного. Но станет ли кто намеренно сеять раздор, не имея какой-то особой цели? Это было бы слишком оскорбительно даже в миру, а вряд ли кто захочет прослыть интриганом. Но зачем голому прибегать к воровству, если у него под рукой есть одежда? Обиженный легко может подобрать оправдание любому своему поступку. Даже лучшие из нас ошибаются и в словах и в поведении, а недруг легко найдет повод для атаки – бесовские позывы кроются под маркой служебного рвения. Даже апостолы Христа не были беспорочны, а от тех, кто пришел позже, мы и ожидать не можем большего. В здоровом братстве более сильные берут на себя тяготы слабых, а более глубоко постигшие Слово передают с терпением и смирением передают им свои знания. Истинно христианская дискуссия ведет к лучшему пониманию, согласию и повышению стандартов морали. Поверившие в Евангелие и искренне полюбившие Христа могут преодолеть свои разногласия и работать сообща в одном направлении независимо от характеров. Часто, однако, завязываются споры, и дух Христова братства забывается. Противоречия, вызываемые плотской сущностью, еще более акцентируют разницу во мнениях. Хуже всего, когда обида находит на одну из центральных фигур братства. Он быстрее всех способен занять боевую позицию, легко обманув и всех и себя. Он утверждает мнение одних и подстрекает остальных к усилению напряженности. Он заявляет, что помыслы его чисты и поступки остаются в русле заповедей Христовых, хотя все время скрытно-изобретательно распространял распри. Великий соблазн – стравить оппонентов. Это может иметь форму законного, если раздор точнее направить в русло темы дискуссии. Апостол Павел поступил так с фарисеями и саддукеями, дав им пищу для ума – вопрос о воскрешении. Иногда можно положить конец ссоре, убедительно показав, что речь идет не о логике проблемы, а об уничтожении противников, забывающих в пылу борьбы о чем, собственно, идет речь. В этом случае уже не ставится цель найти решение вопроса, а все сводится к облегчению души и оправданию перед самим собой за предпринятые действия. Инстинкт всякого позлословить над уже поверженным противником. Каждый, разбирающийся в людских характерах, знает, что чувства и мнения обычных граждан формируются ходячим мнением о нем – плох или хорош. Вовремя сказанное доброе слово не только способно облегчить гнев, но и изменить весь ход мысли. Сеятель раздора, напротив, может так подогреть чувства, а через них так подействовать на суждение братьев, что предметом дискуссии станут совершенно дурацкие посылы, которые по прошествии немногих лет не найдут даже слушателя, не то что приверженца. В экклесиальной жизни многие разногласия требуют спокойного и здравого размышления. И часто результатом братского обсуждения является найденное ими согласие с гораздо лучшим пониманием темы дискуссии обеими сторонами. Не нужно быть особо наблюдательным, чтобы заметить, что, по крайней мере, некоторые из членов достаточно умны и полностью сознают опасность раскола, заранее думая о шагах, необходимых для установления былого равновесия. Не нужно быть пророком, чтобы предвидеть, что в такой момент – когда его злые дела приурочены к сложности положения в экклесии – сеятель раздора может собрать действительно большой урожай отравленного им семени. Желая попасть в Царство Божье, мы должны сторониться от всех проявлений зла. Если мы разовьем в себе положительные черты истинно христианского характера, то они не станут нам обузой. Семь пороков противны, но они могут быть обращены в бегство любовью.

Категория: Разное | Добавил: Вериец (28.07.2008)
Просмотров: 314 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2017