Христианский сайт ВЕРИЙСКИЙ ВЕСТНИК

Среда, 05.08.2020, 08:00
Вы вошли как Гость | Группа: "Гости" | RSS
"У здешних же были более благородные взгляды, чем у тех, что в Фессалониках, поскольку они приняли слово с необычайным рвением, основательно исследуя Писания каждый день, так ли это на самом деле. И стали верующими многие из них..." (Деян.17:11,12)
Главная Каталог статей Мой профиль Выход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Во что мы верим [18]Иные языки [12]Израиль и пророчества [14]
Суббота [10]О Боге [47]Ангелы [24]
Что есть человек [19]О сатане и диаволе [18]Возвращение Иисуса [31]
Есть ли вечные мучения [25]Наши проповеди [78]Разное [96]
Поиск
Главная » Статьи » Исследования Библии » О Боге

Последующий камень

Последующий камень

Следует отметить, что скала, по которой ударил Моисей в пустыне, была, конечно же, не Самим Христам, а простой скалой. Она была Им только как образ Его. Точно так же, как Он говорил о вине: “Сие есть Кровь Моя”, - хотя на самом деле это совсем не была Его кровь, ибо тогда, как и теперь вино является всего лишь образом Его крови. Павел описывает пережитое Израилем в пустыне только потому, что видел в этом схожесть того, что приходилось переживать верующим Коринфа на пути в Царство Божие, о чем и свидетельствует вся 10-я глава 1-го Послания к Коринфянам. Именно по этой причине Павел упоминает о скале, как об образе Христа, по которой ударил Моисей. Израильтяне были крещены в Моисея точно так же, как Коринфяне в Христа, но как Израильтяне, так и Коринфяне “все ели одну и ту же духовную пищу; и все пили одно и то же духовное питие”. То, что Павел упоминает духовную пищу и духовное питие говорит о том, что он видел в манне, которую они ели и в воде, которую пили духовные образы, точно такие же духовные, что и в камне (скале).

Далее Павел говорит о приобщении Коринфян к Крови и Телу Христову при хлебопреломлении, а в 11-й главе он подводит черту, расставляя все по своим местам, утверждая, что мы можем, так же как и Израиль, быть причастниками одних и тех же образов, одной и той же духовной пищи и одного и того же духовного питья, крестясь во Христа так же, как те крестились в Моисея, для того чтобы полагать, что мы теперь можем делать все, что хотим. Именно в этом-то и состоит вся суть всех сравнений, сделанных Павлом. Описание тлеющих в пустыне мертвых тел является достаточно сильным предупреждением и наставлением. А это значит, что для спасения Израиля совсем не достаточно было одного крещения и совершения “хлебопреломления”.

Впрочем, еще Сам Иисус вполне ясно истолковал в Ин.6, как манная является образом Его слов и Его жертвы. Он говорил о том, как из Него “потекут реки воды живой” – не тихие воды, которые можно найти в колодце, а бурлящие родниковые потоки (Ин.4,11; 7,38). И Он призывал народ Свой пить эту воду. Это был тот же самый бурлящий и пенящийся поток, который вытекал из ударенной скалы. В Пс.77,15,16,20; 104,41; Ис.48,21 эти ручьи, эти потоки вод описываются разнообразными словами: что они “потекли”, “полились”, “источались” – так, как будто из глубин земных вдруг неожиданно на поверхность выплеснулся, “как из великой бездны” (Пс.77,15) фонтан воды. Так и Господь говорил о Себе, как о камне, как о скале, дабы и мы, наподобие Израиля, могли пить истекающую из Него воду. В законе Моисеевом есть несколько обрядов, включающих в себя “живую воду” (Лев.14,5,6,50-52; 15,18; Чис.19,17). Из скалы, по которой ударил Моисей, так же текла живая вода. Господь говорил, что из чрева уверовавших в Него потекут реки воды живой только после Его прославления (Ин.7,38), прославления, которое больше связано с Его смертью, нежели с вознесением (ср. Ин.12,28,41; 13,32; 17,1,5 с Ин.21,19; Евр.2,9). Когда Он прославился на кресте из Его ребер после смерти истекла настоящая вода. По камню “ударили” и из него потекла вода. Используемое здесь еврейское слово обычно переводится, как “поражать”, “убивать” и встречается в двух местах, которые ясно говорят о Мессии: “кого Ты поразил, они [еще] преследуют” (Пс.68,27), и “а мы думали (когда Он был распят на кресте), [что] Он был поражаем” (Ис.53,4). Так что, по сути, Сам Бог “рассек скалу” так, что из нее потекли воды (Пс.77,15; Ис.48,21). “Рассечь” – означает открыть, в чем просматривается смутное пророчество о ране после удара копьем в боку Господа так же, как и образ ого, как вся душа Его, как Он весь открылся в Его совершенном жертвоприношении. Можно смело предположить, что на скале, по которой по слову Яхве, ударил Моисей, являя собою Яхве, стоял Ангел. И в этом можно заметить то, как Отец относился к распятию на кресте Своего Сына. Он был со Своим Сыном, глубоко во всем сочувствуя Ему (так, что можно сказать, что Он Сам был Сыном), точно так же, как Ангел стоял на скале, или же парил над ней, когда Моисей ударял по ней... Однако Бог был так же еще и Тем, Кто рассекал эту скалу, этот камень, который был Христос. Точно так же, как Авраам с Исааком был образом как Отца, так и поражающего его – как и в наших незначительных искушениях Бог всегда находится рядом с нами и нашими испытаниями. В Своих удивительных откровениях, в неоднократных явлениях Себя Израилю, Бог, особенно во Второзаконии, являл Себя “камнем” и “скалой”. Камнем же, скалой, по которой ударил Моисей, был образ Христа. На кресте “Бог во Христе примирил с Собою мир”. Только на нем Он лучше всего явил Себя в Своем Возлюбленном Сыне. На кресте был оплеван Сам Бог, на нем была отвергнута Его любовь. На кресте лучше всего видна кротость Отца и Его самопожертвование. А это значит, что нам, Его чадам, ради спасения других, необходимо во всем следовать Его примеру.

“Они пили из духовной скалы, которая сопровождала их” (современный перевод), то есть, получается, что вода живая сопровождала их на всем пути. Как будто этот источник, этот поток шел с ними все время, что так же видно из употребления в продолженном времени глагола “пили”, то есть, они пили из этого камня не один раз, а постоянно, во все время своего пребывания в пустыне.

Если внимательно прочитать Исх.17,5,6, то можно заметить, что в Рефидиме Моисею было сказано, чтобы он, по пути к Хориве, прошел “перед народом”. После чего он ударил по скале и народ пил воду в Рефидиме. Вода текла из скалы весь день, и нет причин полагать, что она не текла из нее и потом, следуя за ними. Из Вт.8,15,16 ясно видно, что Бог все время чудесным образом снабжал народ не только пищей, но и водой. Вода лилась из скалы на всем пути народа через пустыню (Ис.48,21). Но ведь так и должно бы было быть, ибо одного раза напоить народ в Хориве было явно недостаточно. В Ис.48,21 на еврейском языке существует игра слов: “И не жаждут они в пустынях (Хорива = пустыни), чрез которые Он ведет их: Он источает им воду из камня”. То, что произошло в Хориве, повторялось на протяжении 40 лет так, как будто скала, по которой ударил Моисей, шла вместе с ними. Каким-то образом вода из рассеченной скалы, свежая и бурлящая, как в первый раз, была доступна народу на всем его пути через пустыню. Это была не застоявшаяся, мутная вода, а вода живая, родниковая. Вода из скалы текла так, как будто Бог иссекал источник и поток в пустыне (Пс.73,15). О ней всегда говорится так, как будто она только что брызнула из источника, и это чудо производило большое впечатление как на Давида, так и на Исаию (Пс.77,15,19; 104,41; Ис.48,21). Это выглядело всегда так, как будто по скале только что ударили, и что из нее полилась свежая, как в первый раз, вода. Творя это чудо, Бог рассек скалу, из которой потекли реки (Авв.3,9; Пс.77,15,19; Ис.43,20). Любому человеку в стане Израильском была свободно доступна эта вода – как будто она текла мимо дверей каждого шатра. А это образ нашей жизни во Христе в блаженстве, ставшем доступным благодаря Его жертве. Блаженство, испытываемое нами, у каждого свое, ибо все мы разные, а потому и дары различны. Он умер один раз. Много лет назад. Однако благодать от жертвы Его все время обновляется. Каждый раз, когда в этой жизни нам необходимо прощение или же благовременная помощь, Он снова умирает и воскресает для нас. Мы ходим “в обновленной жизни”.

Крест как стоял, так и стоит, а Он умирает и живет снова и снова для любого приходящего к Нему. И все же в конце пути по пустыне Моисей думал, что Израиль позабыл породившую его скалу. Вода для них стала настолько привычной, что они забыли скалу в Хориве, из которой она начала течь. Они забыли, что “Хорива” означает “пустыня”, забыли с какой благодарностью, они пили эту воду в первый раз в Рефидиме, в “месте утешения”. То же самое может произойти и со всеми нами, ибо со временем мы тоже можем забыть рассеченную скалу, этот одинокий камень, поставленный нам памятником на Лобном месте. Когда не только все ученики оставили Его, не только Его мать, в конце концов, ушла от креста домой, но как Он чувствовал, что даже Отец оставил Его. Как Авраам ощущал чувство одиночества Мессии, когда “напал на него ужас и мрак великий”, и как Исаак был только с Отцом, когда все люди отвернулись от него, так и Господь был на кресте единственной зеленеющей отраслью, проросшей в земле бесплодной и необитаемой. Давайте никогда не забывать Хорива и никогда не оставлять начатую жизнь и ставшие привычными со временем блаженства во Христе. Да не будет, чтобы мы уподобились Коринфянам и Израилю, чтобы мы, после того как пили бурлящую, свежую воду в “месте утешения”, продолжали делать то, что нам хочется.

Категория: О Боге | Добавил: Вериец (28.06.2008)
Просмотров: 849 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2020