Христианский сайт ВЕРИЙСКИЙ ВЕСТНИК

Четверг, 06.08.2020, 19:34
Вы вошли как Гость | Группа: "Гости" | RSS
"У здешних же были более благородные взгляды, чем у тех, что в Фессалониках, поскольку они приняли слово с необычайным рвением, основательно исследуя Писания каждый день, так ли это на самом деле. И стали верующими многие из них..." (Деян.17:11,12)
Главная Каталог статей Мой профиль Выход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Во что мы верим [18]Иные языки [12]Израиль и пророчества [14]
Суббота [10]О Боге [47]Ангелы [24]
Что есть человек [19]О сатане и диаволе [18]Возвращение Иисуса [31]
Есть ли вечные мучения [25]Наши проповеди [78]Разное [96]
Поиск
Главная » Статьи » Исследования Библии » Возвращение Иисуса

Евангелие проповеданное Аврааму: его вера и дела (часть 3)
Евангелие проповеданное Аврааму: его вера и дела 3
 
Согласно этому откровению, подтверждено, что нации, или семьи, земли станут народом Божьим, как и Израиль, который будет иметь преимущество среди них, будучи наследием Господа; таким образом, Израиль и народы образуют царство и империю, которые затем создадут "Мир" и благословятся в нем и в Аврааме; подданные же этого царства будут отвечать на блага, дарованные им, службой своим богоподобным властителям с искренней преданностью и благословением его имени вовеки. Однако, когда мы размышляем о народах сейчас, в Сатане, и об Израиле, рассеянном по всем четырем ветрам, и сравниваем их нынешнее положение с тем, которое будет тогда, когда все они будут служить Христу и благословятся в нем и в Аврааме, мы осознаем, что будущее чревато огромными изменениями, и, к тому же, такими, которые не смогут осуществиться посредством умеренных и связанных с убеждением мер. Время убеждения прошло. Народы пропускают мимо ушей все, что не согласуется с их похотями. Следовательно, к ожиданию Божественного закона они могут прийти лишь по принуждению. Именно поэтому засвидетельствовано о Христе, что он "смирит притеснителя" (23) и "совершит в гневе и негодовании мщение над народами, которые будут непослушны". "И увидят это народы и устыдятся при всем могуществе своем; положат руку на уста, уши их сделаются глухими; будут лизать прах как змея, как черви земные выползут они из укреплений своих; устрашатся Господа Бога нашего (Израильского), и убоятся Тебя" (Михей 5:15; 7:16,17). Это откровение показывает, что народы, даже самые сильные из них, будут принуждены к полному повиновению. Их отвага и средства сопротивления исчезнут, ибо они будут покорены мечом Господа и Израиля. В этот кризисный момент, однако, их избавителем станет Тот, Кто победил их (Откровение 17:14; 19:11-21). "Ко мне обратитесь, - говорит он, - и будете спасены, все концы земли; ибо Я Бог, и нет иного. Мною клянусь (и клялся Аврааму): из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык. Только у Господа, будут говорить о Мне, правда и сила; к Нему придут и устыдятся все" (Исаия 45:22-24). Если мы обратимся к этой клятве о покорении и будущем благословении, мы увидим, что подразумевается под тем, что всякое колено преклонится перед Господом. "Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты, Авраам, сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое (Христос) городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего" (Бытие 22:16-18). Народы подготовлены принудительно, формула политического усыновления им объявлена. Это содержится в законе, выходящем от Сиона (24). Не все детали этого закона точно определены. В целом, он устанавливает власть Господа, которая становится затем великой горою, наполняющей всю землю (Даниил 2:35), во главе всех других властей, и учреждает вновь возведенный Храм в Иерусалиме, "дом молитвы для всех народов" (Исаия 56:7). Закон дарует царство дочерям Иерусалимским, которые есть Сион, где Господь будет царствовать над ними отныне и до века (Михей 4:7-8; Исаия 24:23). Народы принимают закон, который спасает их от истребления. Это проявляется в том, что следует за его обнародованием. Они все потекут в Иерусалим, центр мира и источник всех благ, ибо, как говорит Господь, "все источники мои в тебе" (25). Они пойдут туда, чтобы получить наставления о путях Господа, и вернутся, чтобы ходить Его стезями, жить в мире друг с другом, отказаться от военной науки и посвятить себя сельскому труду, торговле и искусствам (Исаия 2:2-4; 60:5,10). Это будущее тысячелетнее государство. Авраам и Иисус, потому, - величайшие личности на земле; первый является духовным отцом Иисуса и святых и политическим отцом множества народов, над которыми Иисус и его братья будут править до "конца" (1-е Коринфянам 15:24). Таков "мир", наследниками которого являются Авраам и его Семя. Говоря о последнем в этой связи, апостол произносит: "Бог... поставил его наследником всего, через Которого и веки сотворил" (Евреям 1:2), - Век Юбилеев и Юбилейный Век. О сонаследии же Авраама и Иисуса он говорит: "Никто не хвались человеками, ибо все ваше: ... мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, - все ваше; вы же - Христовы, а Христос - Божий" (1-е Коринфянам 2:21-23). И вновь: "Разве не знаете, что святые будут судить мир?" (1-е Коринфянам 6:2). Использованный здесь глагол "судить" переводится так же, как и глагол в первом стихе той же главы: "судиться". Апостол, следовательно, спрашивает, знают ли они о том, что им предстоит заседать в суде и отправлять правосудие над миром, согласно Божественному закону; поскольку же это их удел, он категорически запрещает верующим в заветы обетования подчиняться суду нечестивых. Лучше, говорит он, быть обманутым, чем подвергнуться такому унижению. Пусть наследники мира сами разрешают сейчас свои дела, ибо это странно, когда человек, которому суждено судить мир и ангелов, не может уладить свои житейские дела. Таким образом, существуют три стороны, составляющие, однако, одну семью, которые являются наследниками мира в том его политическом состоянии, каким оно будет в Будущем Веке, а именно: Авраам, Христос и верующие в данные им обетования, называемые святыми, которые находятся в Аврааме, их отце, и в его Семени, их старшем брате. Они являются наследниками Царства и Империи, которые приурочены к земле Ханаанской, - "детьми обетования, которые признаются за семя" (26), а не "детьми мирскими", или подчиненными. Последние есть люди плотские, евреи и язычники, чья жизнь и судьба будет в распоряжении Царской Семьи Божьей. Члены этого социального круга сейчас не известны миру, направившему свою любовь на тех, кто вводит их в заблуждение, поучая надеяться на призрачные поля блаженных на небесах! Однако такие лидеры не имеют в себе света, ибо говорят, не согласуясь с законом и откровением. Их мудрость обернется глупостью посредством Слова Божьего, которое свидетельствует, вопреки их традициям, что "надеющийся на Бога наследует землю и будет владеть святою горою Его" (Исаия 57:13), в то время как Израиль по плоти "весь будет праведный, на веки наследует землю, - отрасль насаждения Господа, дело рук Его, к прославлению Его. От малого произойдет тысяча, и от самого слабого - сильный народ. Я, Господь, ускорю совершить это в свое время" (Исаия 60:14,18,21,22). ЗНАМЕНИЕ ЗАВЕТА Это случилось через четырнадцать лет после заключения завета, когда Авраму было девяносто девять лет. Тогда Господь явился ему, чтобы повторить Свое обетование и определить знамение завета.

По этому случаю, Бог говорил с ним и изменил его имя Аврам на Авраама в вечную память о том, что Он сделал его наследником мира, утвердив его отцом великого множества. "Вот, - сказал Бог, - завет Мой с тобою: ты будешь отцом множества народов. И не будешь ты больше называться Аврамом; но будет тебе имя: Авраам; ибо Я сделаю тебя отцом множества народов". Кроме этого учрежденного отцовства, Господь заверил его в том, что несмотря на возраст, из его собственных чресл родится множество потомков. "Я весьма распложу тебя, - сказал Он, - и произведу от тебя народы, и цари произойдут от тебя". Затем Господь объявил, что завет, который Он утвердил, будет заключен между Ним и Авраамом и его потомками по крови в роды их в завет вечный, и что Он будет Богом ему и им. Он также вновь произнес Свое не раз повторенное обетование, говоря: "Я дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во владение вечное; и буду им Богом" (Бытие 17:1-8). В отрывке, который был использован, Бог говорит: "Я поставлю завет Мой между Мною и тобою", - и затем: "Вот завет Мой с тобою". Слова "Я поставлю" имеют отношение к завету, который будет заключен через четырнадцать лет после предыдущего. Тот, который предстояло поставить, был знамением, или знаком, того, который был уже заключен, и "печатью праведности через веру, которую он (Авраам) имел, когда она вменилась ему в праведность" (Римлянам 4:11). "Сей есть завет Мой, - сказал Бог, - который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол... сие будет знамением завета между Мною и вами". Назначением этого знака на их плоти было учреждение завета с семенем Авраамовым во времена Исаака и Иакова в их роды. Следовательно, когда израильтяне видят это знамение на своей плоти, это напоминает им, что они - "сыны завета, который завещевал Бог отцам вашим, говоря Аврааму: "и в Семени твоем благословятся все племена земные" (Деяния Апостолов 3:25); что земля Ханаанская, вся она, обещана им в вечное владение; что, однако, достичь вечного владения ею можно лишь верой в обещанное в завете, вменяющейся им в праведность по Божьему установлению. Они знают, или, точнее, должны знать, что знак обрезания и закон Моисея не могут дать им права на вечное владение Ханааном, ни индивидуальное, ни общенародное. Право на землю и все, что к ней относится, даруется обрезанием сердца, для которого обрезание плоти есть только знак обрезания сердца Авраамова. Прежде, чем Израиль сможет унаследовать землю навеки и, таким образом, не будет больше изгоняться "Рогами Народов" (26), израильтяне должны "обрезать крайнюю плоть сердца своего, и не быть впредь жестоковыйными", и "любить Господа, Бога своего, от всего сердца своего и от всей души своей, дабы жить им" (Второзаконие 10:16;30:6). Это, как может показаться кому-то, может надолго отсрочить их возрождение. Это, действительно, так, если обрезание их сердец будет осуществляться через посредство Общества Обращения евреев. Стараниями этой организации, исполненной благими намерениями, этого никогда не достигнуть, ибо это Общество и его члены сами несовершенны в этом смысле. Однако "Бог силен опять привить их" (Римлянам 11:27) и свидетельствует посредством Своих пророков, говоря: "И дам вам сердце новое и дух новый дам вам, о, Израиль; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять. И будете жить на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Моим народом, и Я буду Вашим Богом. И освобожу Вас от всех нечистот ваших, и призову хлеб и умножу его, и не дам вам терпеть голода. И умножу плоды на деревах и произведения полей, чтобы вперед не терпеть вам поношения от народов из-за голода" (Иезекииль 36:26-30; 39:25-29). В то время как Моисей увещевал их обрезать крайнюю плоть сердец их, в этом откровении Господь говорит, что Он Сам изменит их сердца, но не "юродством проповеди" (27), ибо этого не удалось сделать даже устами апостолов, подкрепленных энергией Духа, но посредством того, что есть в запасе, что удивит Израиль и мир и о чем Он подробно говорил в Святом Писании. Я предвосхищу эту часть предмета и пока скажу, что Господь оставил записанную иллюстрацию того образа действий, при помощи которого Он изменит сердце народа и поселит его на земле, где течет молоко и мед, в описании истории исхода Израиля из Египта и его обоснования на земле Ханаанской. Это является изображением, в уменьшенном масштабе, того, как Он намерен привить их вновь, что Он провозгласил через пророков. Со временем обрезание стало представлять собой просто обычай или обряд. Божье установление, назначенное в качестве напоминания об Его обетовании, касающемся вечного владения Ханааном и миром, и о праведности посредством веры в обетование, единственно способное дать право на это, должно было выражать веру тех, кто практикует его; это установление выродилось, однако, в простую формальность, которая одинаково соблюдалась, подобно окроплению младенцев, и "набожными", и самыми безбожными личностями. Однако очевидно, что обрезание, будучи установленным после того, как был заключен завет обетования, и после того, как Авраам приобрел право на него благодаря праведности веры, не могло дать обрезанному человеку права владения тем, что обещано навеки; но, конечно, никто не может судить практикующих его, как это делают сейчас турки и дикие арабы, потому что их отцы делали это до них, в незапамятные времена. Какой долг, в таком случае, накладывал этот знак завета и печать Авраамова оправдания верой без обрезания, на обрезанных? Пусть апостол ответит на этот вопрос. "Свидетельствую, - говорит он, - всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон" (Галатам 5:3). Это огромный долг для человека быть включенным до конца в категорию тех, кто стремится быть оправданным, чтобы он мог получить вечное наследие на земле Ханаанской, которое подразумевает приобретение вечной жизни и славу. Закон был ослаблен плотью; он дал только познание греха (28). Это были невыносимые узы рабства и закон, который ни один человек, рожденный по воле плоти, не был способен соблюдать без греха. Если же человек стремился получить право на вечное владение землей, подчиняясь закону, он предпринимал невозможное, ибо закон, вследствие человеческой слабости, не мог дать никому права жить вечно, а без вечной жизни человек не может вечно владеть землей; этой жизни, однако, не может достигнуть никто, кто не оправдан от всех своих прошлых грехов, ибо если он остается в своих грехах, он приговорен к смерти, как об этом написано, "возмездие за грех - смерть" (29).

Апостол выражается совершенно прямо, говоря: "Если бы дан был закон, могущий животворить (дать право на жизнь вечную), то подлинно праведность (оправдание от прошлых грехов для жизни) была бы от закона" (Галатам 3:21); "а если законом оправдание, то Христос напрасно умер" (2:21). Он говорит определенно: "Делами закона не оправдывается никакая плоть" (30). Обрезанный человек, поэтому, обязан соблюдать то, что он не может, возможно, соблюдать и что, если он соблюдал это, не может помочь ему, потому что оправдание к жизни дается благодаря вере в обетование, а не следованию закону Моисея. Ясно показаны индивидуальное отношение евреев к вечной жизни и национальное их отношение к вечному владению землей Ханаанской в блаженстве и мире. Они обрезаны и, потому, обязаны соблюдать весь закон, посредством которого они надеются оправдаться. Однако, насколько пусто и невозможно это их предприятие! Закон говорит: "Проклят, кто не исполнит (всех) слов закона сего и не будет поступать по ним" (Второзаконие 27:26). Насколько это положение не знает исключений, видно из того, что проклят был даже Господь Иисус: "Проклят всякий повешенный на дереве" (21:23), - и, таким образом, он был сделан проклятьем (в русской Библии переведено "клятвой") для людей (Галатам 3:13). Закон учит, что без пролития крови нет искупления грехов, и предписывает определенные жертвы, которые должны быть принесены на жертвенник в Иерусалиме, и только там. Не говоря уже ничего о других невозможных вещах, эти приношения, не допускающие исключений, евреи и не преподносят, и не могут этого делать. Следовательно, это то, чего они не соблюдают, а потому они прокляты законом и осуждены Моисеем, в которого они верят. Они находятся под смертным приговором и навечно исключены из числа наследников Ханаана и мира. Они, возможно, верят в обетование, данное Аврааму, о том, что Бог даст землю ему и Христу, но не допускают, что именно Иисус является личностью, названной в завете, а это равносильно отрицанию самого завета. В то время как обрезание обязывало Израиль хранить весь закон, в котором имело место ежегодное воспоминание о беззакониях, совершенных народом, им было дано через закон только право на бессрочную аренду земли Ханаанской, что ни в коей мере не имеет отношения к вечному владению. Это явствует из следующих слов Моисея: "Если не будешь стараться исполнять все слова закона сего, ... извержен будешь из земли, в которую ты идешь, чтобы владеть ею" (Второзаконие 28:58,63). Условием их проживания было их добродетельное поведение. Если они будут служить Богу, согласно закону той земли, которую Он дал им, то благословлены будут их житницы и кладовые; если же они станут служить другим богам, Он напустит на них поклоняющихся этим богам и изгонит их из страны. Израиль попрал закон, и, потому, он - в рассеянии, пока не придет назначенное время, чтобы вспомнить завет, заключенный с их отцами, и, потому, вспомнить землю (Левит 26:40-42). Проживание народа в Ханаане под законом могло осуществляться на этой земле на правах аренды, а не покупки для свободного владения. Если бы Израиль был свободным землевладельцем, обстоятельства были бы иными. Однако земля принадлежала Господу, и у них не было больше такого права распоряжаться ею по частям навсегда, как когда арендатор, при сроке аренды в двадцать один год, должен был разрезать свой участок земли на части и продавать их покупателям навсегда. Израильтяне были Господними арендаторами, и закон говорил им словами их Землевладельца: "Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня", - так что, "по всей земле владения вашего дозволяйте выкуп земли". Поэтому, если бедность заставила человека продать его участок земли, он всегда мог быть выкуплен им или его родственниками согласно определенным условиям; если же никто из них не сможет добыть денег для выкупа, это поместье не будет потеряно первоначальным владельцем, ибо, хотя оно и будет оставаться в руках покупателя, он обязан вернуть его без выкупа в юбилейный год (Левит 25:23-28). Даже под Новой Конституцией, когда народ приобретает вечное владение, рабы Князя должны будут отдать его земельные подарки в год освобождения, в то время как его сыновья будут владеть ими вечно (Иезекииль 46:16-18). Завет обетования дарует более обширные сельские земли, чем закон Моисея. Никогда за время своего проживания Израиль не владел всей землей от Евфрата до Нила, как обещано в завете; даже если бы они ее имели, такая земля не соответствовала бы тому, что именно подразумевал завет, ибо их владение не отвечало бы такому определению как "вечное". Обетование говорило обо "всей земле Ханаанской во владение вечное", однако неоспоримый факт состоит в том, что Израиль владел только ее частью в течение ограниченного и беспокойного периода. В дни Соломона, когда народ находился в своем зените под законом, землею совместно владели израильтяне, тиряне и остатки хеттеев, аморреев, фереззеев, еввеев, иевуссеев и т. д., однако когда придет век завета, всею ею будут владеть Израиль под властью Силома (Примирителя), и "не будет более ни одного Хананея в доме Господа Саваофа" (2-я Паралипоменон 8:7; Захария 14:21). Ни одному необрезанному не было позволено стать членом семьи Авраамовой. Рожденные в доме или купленные рабы, как и сыновья, должны были тоже обрезаться, ибо тот, кто не подвергся обрезанию на восьмой день после того, как оно было впервые учреждено, или совсем не был обрезан, нарушал завет Господа. Это было великим бедствием; ведь никто, кроме обрезанных людей, не мог стать наследниками обетований. Это может вызвать удивление, но это истинная правда. Будем помнить, однако, что настоящее обрезание - это обрезание сердца. Обрезание плоти - это только видимый знак Авраамова обрезания сердца, и каждый из тех, кто будет наследником вместе с правоверным Авраамом, должен, подобно ему, иметь обрезанное сердце. Когда он был обрезан сердцем, его вера в Бога вменилась ему в заслугу для прощения прошлых грехов. Его прошлое идолопоклонство и т.д. было прощено, и его греховное тело плоти было "совлечено". Таким образом, человек, верящий в то же, во что верил Авраам, с тем же характером и целями в жизни, становится также обрезанным сердцем, когда, облачившись в Христа, он "обрезан обрезанием нерукотворенным, ... обрезанием Христовым", исполненным на восьмой день, согласно закону. В облачении в Христа его вера вменяется ему в праведность, как это было с Авраамом. Совлекается "греховное тело плоти". Крайняя плоть его сердца обрезана, а он становится человеком, "обрезанным по духу", и Бог, а не люди, произносит ему хвалу (Римлянам 2:29).

 

Теперь я осторожно спрошу, будет ли человек, понимающий значение обрезания плоти и природу обрезания сердца, рисковать своей репутацией здравомыслящего человека, высказываясь о том, что "окропление младенцев", даже с духовной целью, было предписано свыше вместо обрезания плоти или духа? Я уже показал, что крещение с погружением в воду человека той же веры и нрава, как и у Авраама, связано с обрезанием; для такого человека крещение в славное имя является знамением оправдания верой, как обрезание плоти - для Авраама. Это, действительно, замена обрезанию плоти, сопровождающая также и обрезание сердца; подобно тому, как все из его народа, имеющие Авраамову веру, должны были обрезаться, если еще не были, так и сейчас все, имеющие его веру, будут обрезаны, если они еще не прошли через водное крещение, ибо именно такое крещение предписано, и только такое, которое означает облачение в обрезание Иисуса Христа, посредством чего совлекается греховное тело плоти (Колоссянам 2:11,12). Однако абсолютно другое дело, если вместо обрезания плоти происходит окропление младенцев. Предположим, что это так; тогда закон обрезания должен был стать законом такой замены, то есть, - окропления младенцев. Подвергшийся окроплению должен, в таком случае, соблюдать весь закон, а за невыполнение этого он попадает под его проклятие. Водное крещение неверующего равносильно нулю. Для такого человека оно не является знамением. Что же мы скажем, тогда, об окроплении младенца? Является ли для него или для других эта процедура и крестное знамение знаком того, что он "оправдан верою и имеет мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа" (31)? Или это знак веры его крестного отца и крестной матери, или его собственных родителей, их оправдания верой и обрезания сердца? Или это знамение того, что духовный служащий верит в завет обетования? Нет; скорее всего, это знак поразительного невежества в отношении к посланию и духу Евангелия и склонности к иудаизму всех, связанных с этим, и поразительная иллюстрация того великого "заблуждения", накрывшего, как покрывало, лицо всех народов (2-е Фессалоникийцам 2:11; Исаия 25:7). АЛЛЕГОРИЯ У Авраама было два сына: Измаил, сын Агари, египетской служанки, и Исаак, сын Сарры. Когда родился Исаак, Измаилу было четырнадцать лет. Он был рожден согласно обычному порядку вещей, а потому сказано, что он "рожден по плоти" (32), в то время как Исаак родился при необыкновенных обстоятельствах, когда Сарре исполнилось девяносто, а Аврааму - сто лет, при поддержке Бога, согласно обетованию; поэтому сказано, что он был "рожден по Духу". Агарь была рабыней, Сарра же - свободной; однако, будь это оставлено на усмотрение Авраама, он сделал бы Измаила своим наследником, как и Исаака, ибо любил обоих. Однако Измаил проявил злой дух по отношению к Сарре и Исааку, воспринятый им от своей матери. Моисей говорит, что он насмехался над Исааком, или презрительно говорил о нем, что в устах апостола звучит как "гнал его" и характеризует Измаилов разряд людей. Это разожгло Саррино негодование, и она сказала Аврааму: "Выгони эту рабыню и сына ее; ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком" (33). Хотя это крайне огорчило Авраама, Бог одобрил Саррино решение и сообщил ему, что Христос будет потомком Исаака, а не Измаила, говоря: "В Исааке наречется тебе Семя". Тем не менее, поскольку Измаил был его сыном, от него тоже будет произведен народ с двенадцатью князьями племен его. Значение этого фрагмента Авраамовой истории глубже, чем может показаться на первый взгляд. Апостол сообщает нам, что эта история имеет аллегорический, или иносказательный, смысл. Это значит, что две женщины и то, что их характеризует, представляют собой два завета, а два сына Авраамова - два семени, или класса людей. Эти два завета таковы: "один от горы Синайской в Аравии", а другой - заключенный Богом за 430 лет до обнародования Синайского; будучи по сути обетованием, содержанием которого является Христос как наследник Ханаана и его будущий царь в Иерусалиме, находящийся сейчас одесную Бога, этот другой завет соответствует "вышнему Иерусалиму". Апостол говорит, что Иерусалим является предметом обоих этих заветов, но в различные периоды его истории. В течение своего существования в качестве столицы Иудейского государства, находящегося под Синайской конституцией, он символизировался Агарью, рабыней, поскольку завет с Синая есть "рождающий в рабство", и, следовательно, граждане государства вместе с родным городом находились в рабстве. Они подверглись "игу рабства" (34) "стихий мира" (35). Они были обязаны соблюдать весь закон, которым они надеялись оправдаться, а поскольку не могли сделать этого по причине слабости плоти, то попадали под проклятие. Однако такое состояние дел было временным. В планы Бога не входило вечное существование Иудейского государства под Синайской конституцией. Израиль не должен был всегда оставаться в рабстве закона Моисея. Богом была предопределена великая революция, следствием которой должна была стать отмена Аравийского завета и рассеяние Израиля среди народов. Это аллегорически названо "изгнанием рабы и сына ее", что было необходимо по значительной и вполне достаточной причине, состоящей в том, что Синайская конституция государства Израиль не была приспособлена для народа и страны того времени, когда Христос должен воссесть на престоле своего отца Давида, а святые - овладеть царством. Закон Моисея предписывал обряды, касающиеся плоти, такие как "очистительная вода" (Числа 19; Евреям 9:13), которые совершенно несовместимы с реальностями Грядущего Века. Под законом существовало "ежегодное напоминание о грехах" (Евреям 10:3), однако под Новой небесной Конституцией "беззакония и грехи уже не будут более вспоминаться" (Иеремия 31:31-34). Синайская конституция была "с недостатком", поэтому необходимо было, чтобы ее место заняла лучшая, которая была бы утверждена "на лучших обетованиях" (Евреям 8:6,7). Следовательно, рабыню следовало изгнать, чтобы дать место более совершенному устройству государства. Со времени изгнания Израиля римлянами Иерусалим и его дети находятся в ситуации Агари и ее сына в период их скитания по пустыне Вирсавии. Он разъединен с Господом, как Агарь - с Авраамом, и "сидит (столица) на земле, опустошенная" (Бытие 21:16; Исаия 3:25), и оплакивает свое вдовство. Однако должно наступить "совершение всего" (36). Иерусалим должен превратиться в свободную, как Сарра, женщину и занять ее место посреди земли в качестве города, "которого художник и строитель Бог" (37). Он "не будет более вспоминать о бесславии вдовства своего.

 

Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф - имя Его, и Искупитель твой - Святый Израилев (Иисус); Богом всей земли назовется Он" ("Его назовет Бог всей земли" - в английской версии) (Исаия 54:4-5). Иерусалим станет, потому, столицей мира, а его граждане, или дети, будут более многочисленны, чем те, которыми он обладал в законе, будучи "женатым". Придет время его славы, когда двенадцать колен вновь будут объединенными, мирными и счастливыми наследниками этой земли, "больше Соломона", их царя, а его город, "небесный Иерусалим", будет "свободен, и матерь всем нам" (38). Однако в то время как Агарь представляет собой Иерусалим под законом, а Сарра - Иерусалим под новой конституцией Иудейского государства, Измаил символизирует Израиль, гордящийся своим плотским происхождением от Авраама и законом, Исаак же - тех израильтян и язычников, которые считают плоть бесполезной и являются сынами Авраама по вере в обетования, данные ему и его семени. Таким образом, Измаил и Исаак олицетворяют собой два типа семени или два класса людей, которые не будут наследниками обетований совместно. Действительно, по своей природе они настолько противоположны друг другу, что было бы невозможным для них дружно разделить ту судьбу, которая предназначена тем, кто должен стать наследниками обетований. Семя Измаила - это дикие люди, руки которых - против всех, кто верит в истину (39). Они являются насмешниками, ибо как Измаил насмехался над Исааком, так Израиль осмеивал Иисуса и стыдил его и его братьев, что едино. Царство, которое должно быть установлено, есть владычество правды, и для управления им требуются праведные люди, как об этом написано: "владычествующий над людьми будет праведен, владычествуя в страхе Божьем" (2-я Царств 23:3). Невозможно, поэтому, для семени Измаилова стать наследниками обетования. Вся честь, слава и государственная власть были в их руках под Аравийским заветом, и они пользовались своим положением жестко и несправедливо. Они послали Иисуса на смерть и изгнали тех, кому он дал власть быть сынами Божьими, верящими в его имя; они "всем человекам противятся" и апостолам "препятствуют говорить язычникам, чтобы спаслись" (1-е Фессалоникийцам 2:15-16). Они были "первыми", но власти предопределено перейти в другие руки; тогда те, что были "первыми" будут "последними" (40). Они убили наследника, чтобы наследство досталось им, но они сами были уничтожены, а виноградник по-прежнему остается, чтобы достаться другим, которые будут отдавать Господу плоды "во времена свои" (Матфей 21:38,41). Таким образом, как в случае с Измаилом и Исааком, "рожденный по плоти гнал рожденного по духу", как сказал апостол, "так и ныне"; мы же можем добавить, что так будет продолжаться до времени восстановления Государства, когда "последние будут первыми", недоступными злу. Никто, кроме Бога, не имеет права, или власти, назначить "наследника всего" (41). Авраам не мог ни назначить его, ни самоопределиться в этом качестве. Авраам хотел сделать наследником Измаила, или, как он выразился, "хотя бы Измаил был жив пред лицом Твоим!" (42). Однако Бог не согласился на такое. Он, потому, обещает дать ему того, кто будет его наследником и кого он должен назвать Исааком, о котором Он сказал: "Я поставлю завет Мой с ним заветом вечным, и потомству (семени) его после него" (Бытие 17:19). Однако Исаак был не только рожден по обетованию, он точно так же верил в обетование, ибо в Писании сказано: "Верою в будущее Исаак благословил Иакова и Исава" (43). Написано также: "В Исааке наречется тебе семя", то есть, Христос будет его потомком, а все верящие в обетования и облачившиеся в Христа, будут рассматриваться как находящиеся "в Исааке"; будучи, таким образом, "детьми обетования, они "признаются за семя" (Римлянам 9:6-8; Галатам 4:28), которое унаследует землю и мир навеки. Слово "семя", поэтому, должно пониматься в двойном смысле: во-первых, как ссылка на Христа, и, во- вторых, - на тех, кто находится "в нем". Исаак символизирует собой и то, и другое, ибо Христос был в его чреслах, а все те, что "в нем", должны быть также в Исааке. Многие благонамеренные люди, желая понять учение Писания о двух семенах, совершали иногда роковые ошибки. Они нередко заходили так далеко, что начинали отрицать, что семени Авраамову по плоти будет когда-либо возвращена земля Ханаанская, что означает, в сущности, отрицание осуществления грандиозного плана "откровения Божьего" (44). Семя змея и семя женщины, о которых было засвидетельствовано до Потопа, стали впоследствии известны как семя Измаила и семя Исаака. "Не плотские дети суть дети Божьи", "не все те Израильтяне, которые от Израиля" (Римлянам 9:8,6). Это правда, но из этого не следует, однако, что с "плотскими детьми" больше ничего не остается делать, как только сжечь их. Чтобы довести до конца эту аллегорию, Бог должен был еще произвести из семени Измаилова великий народ, ибо, хотя Измаил был изгнан и скитался по пустыне, Бог обещал ему, что он будет велик и будет жить "пред лицом всех братьев своих" (Бытие 17:20;16:12). Плотские дети Авраама - это "сыны царствия" (Матфей 8:12;13:38), так же как и дети обетования, только две эти категории детей имеют разное отношение к правительству и славе государства и к власти над народами в грядущем веке. Дети Измаила были изгнаны из управления страной римлянами, дети же Исаака "воссияют, как солнце, в Царстве Отца их" (45), когда восстановится вновь царство Израиля (Деяния Апостолов 1:6). В период духовного возрождения, "когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей" (46), дети Исаака будут править как "сыновья", в то время как плотские дети будут царскими подданными, или "слугами, рабами". Это различие видно из следующего свидетельства: "Вместо отцов Твоих, будут сыновья Твои; Ты поставишь их князьями по всей земле" (Псалтирь 44:17); о них же сказано: "Если князь дает кому из сыновей своих подарок, то это должно пойти в наследство и его сыновьям; это владение их должно быть наследственным. Если же он дает из наследия своего кому-либо из рабов своих подарок, то это будет принадлежать ему только до года освобождения, и тогда возвратится к князю. Только к сыновьям его должно переходить наследие его" (Иезекииль 46:16,17). Сыновья князя - его сонаследники, рабы же князя являются только арендаторами на определенное количество лет. Если бы природному Израилю Ханаан не был возвращен, то духовный Израиль, называемый здесь князем и его сыновьями, унаследовал бы царство без подданных, служащих им. Это было бы подобно тому, как если бы Королевская семья продолжала править Британским королевством в Виндзорском Замке, после того, как все его жители иммигрировали в Соединенные Штаты.    ССЫЛКИ 23) Псалтирь 71:4; 24) Исаия 2:3; 25) Псалтирь 86:7; 26) Захарий 1:21; 27) 1-е Коринфянам 1:21; 28) Римлянам 8:3;3:20; 29) Римлянам 6:23; 30) Галатам 2:16; 31) Римлянам 5:1; 32) Галатам 4:23; 33) Бытие 21:9-10; 34) Галатам 5:1; 35) Колоссянам 2:8; 36) Деяния Апостолов 3:21; 37) Евреям 11:10; 38) Лука 11:31; Евреям 12:22; Галатам 4:26; 39) Бытие 16:12; 40) Матфей 19:30; 41) Евреям 1:2; 42) Бытие 17:18; 43) Евреям 11:20; 44) Исаия 8:16,20; 45) Матфей 13:43; 46) Матфей 19:28;
Категория: Возвращение Иисуса | Добавил: Вериец (23.06.2008)
Просмотров: 728 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2020