Христианский сайт ВЕРИЙСКИЙ ВЕСТНИК

Четверг, 06.08.2020, 18:56
Вы вошли как Гость | Группа: "Гости" | RSS
"У здешних же были более благородные взгляды, чем у тех, что в Фессалониках, поскольку они приняли слово с необычайным рвением, основательно исследуя Писания каждый день, так ли это на самом деле. И стали верующими многие из них..." (Деян.17:11,12)
Главная Каталог статей Мой профиль Выход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Во что мы верим [18]Иные языки [12]Израиль и пророчества [14]
Суббота [10]О Боге [47]Ангелы [24]
Что есть человек [19]О сатане и диаволе [18]Возвращение Иисуса [31]
Есть ли вечные мучения [25]Наши проповеди [78]Разное [96]
Поиск
Главная » Статьи » Исследования Библии » Разное

Самсон (часть 3)
САМСОН (часть 3)
 
Когда Самсон убивал льва, его совесть была не чиста. Он находился в виноградниках, именно в том месте, где ему, как назорею, не надлежало находиться, хотя он, конечно же, находил себе оправдание не только в духе, но и в Библии. После этого, ради очищения совести, он сжег виноградники. Потом у него опять возникли проблемы с совестью, и он спрятался в ущелье скал. Потом он пошел в долину Сорек (“виноград”) и вступил в связь с другой негодной женщиной (Суд 16,4). А это бросает большую тень на женитьбу Самсона, ибо получается, что он опять вернулся к своим прежним желаниям находиться вблизи запретного плода. Его очищение совести было временным, так как он вернулся к тому же, от чего пытался уйти. В Аскалоне “воспылал гнев его”, и он убил тридцать человек, то есть сделал то, что и было запланировано от начала, ибо он искал случая отмстить Филистимлянам (Суд 14,19). Причинами его поступка были, частично, из-за сознания горечи и желания мести за испытанное им унижение и обман женщиной, однако, частично, его поражение Филистимлян было совершено им так же еще и в вере (Евр 11,32-34) благодаря силе, дарованной ему Богом, что и подтверждало это. И все же прямо перед этим событием, его жена “плакала... пред ним семь дней” и “усиленно просила его” (Суд 14,17). Здесь слово “усиленно” является как раз именно тем словом, которым описывается притеснение, стеснение Израиля, за его любовь к языческим народам, за его любовь к своим врагам (Вт 28,53,57; Иер 19,9; Ис 51,13). В некотором смысле в то время Самсон отступил от Бога, хотя все же и обладал верой и сильным желанием что-то сделать для Него, за что и был одарен силой для победы над Филистимлянами. Дочери Филистимские ненавидели народ Божий (2Цар 1,20; Иез 16,27,57), и места у Иезекииля лишь подчеркивают этот парадокс: Израиль, образом которого был Самсон, любил жен, ненавидящих его. Однако Самсон в то же время презирал необрезанных Филистимлян (Суд 15,18), презирал их от самого своего рождения, ибо был воспитан так (Суд 14,3). Он также ненавидел их, хотя и любил их, ненавидя... тем самым являя во всей красе всё человеческое естество, являя во всей полноте наше отношение к этому миру и к плоти. Единственный выход из этого положения - обрезание плоти, вырывание соблазняющего тебя глаза. Нас не должно утешать то, что мы живем с такой огромной любовью и одновременно ненавидим дела плоти. Ибо мы не можем одновременно служить двум господам, ибо, в конце концов, мы можем любить лишь одного из них. Господь, Которому мы служим, во многом бывает очень строг.
Женитьба Самсона отражает в себе духовность, которая может показаться очень большой, и все же эта духовность была губительна и опасна. То, что его жена “усиленно просила”, а Далида “тяготила” его, после чего Самсон вставал и убивал Филистимлян, являются одним и тем же еврейским словом (Суд 14,17; 16,16). Однако то же самое слово употребляется и для того, чтобы описать “стеснение” заблудшего Израиля его язычниками врагами (Вт 28,53,55,57). И все-таки, одновременно с этим Самсон обладал и верою. Однако все же пришло время (ибо такое время обязательно должно было прийти), когда должен был решиться вопрос о вечном спасении Самсона, время, когда в этой жизни человека всему приходит конец.
И всем нам, конечно же, об этом хорошо известно. Самсон находился в очень опасном положении и нам известно какому он подвергся унижению, в конце концов. 
Но и мы находимся точно в таком же опасном положении, а потому нет ничего удивительного в том, что Господь заповедовал вырывать глаза (по примеру Самсона?), а Павел говорил об умерщвлении похоти плоти. Другого выхода нет. Ветхое естество будет уничтожено в судный день, а потому нам нужно его уничтожать уже сегодня. Бог оправдает Себя за наши грехи в нас, а потому, если мы умерщвляем себя ныне, то нас ждет вечное Царство и естество Божие. Если же мы не делаем этого, то Бог Сам умертвит грех в нас в судный день, но уже вместе с нами. И это логично. Очень логично, если только мы сознаем это.

Вожделения плоти
Самсон действительно любил эту женщину (Суд 14,3,17; 15.1,7,11), хотя одновременно и ненавидел ее (Суд 15,2 - он должен был пережить все еще раз с Далидой, перед самым последним предательством его). И эта настоящая любовь Самсона заставляет взглянуть на его женитьбу немного другими глазами. Когда Самсон перебил Филистимлянам голени и бедра и поджег их жатву, то он сказал: “Как они со мною поступили, так и я поступил с ними” (Суд 15,11). А как они поступили с ним? Кого они убили и что сожгли? Конечно же, его жену. Возможно, в глубине души он думал, что она одна стоила сотен их, чувствуя, что ее смерть выжгла в нем все дотла. И все-таки очень любопытно, как он мог одновременно любить и ненавидеть Филистимлянок? 
Его жена в Суд 14,7 названа “женщиной”, словом которым евреи не называли девушек, а вполне зрелых, взрослых женщин (например, в Суд 14.15). Так что, похоже, что она уже кое-что повидала в жизни, а это говорит о серьезности отношений к ней Самсона. То, что он сделал, было совершенно противозаконно, ибо женитьба на племенах окружающих Израиль народов была строжайше запрещена (Исх 34,16; Вт 7,3,4; 3Цар 11,2). Иисус Навин предупреждал, что для вступивших в брачные отношения с окружающими их народами, их супруги “будут для вас петлею и сетью... и терном для глаз ваших” (Нав 23,12,13), что полностью и исполнилось на Самсоне, который попался в силки и был ослеплен не только Далидой, но и его первой женой. Схожесть положений такова, что можно предположить, что женитьба Самсона вне истины была большой ошибкой хотя бы потому, что была совершенным исполнением слов Иисуса Навина (гл 23). Из вопроса, “разве нет женщин между дочерями братьев твоих... что ты идешь взять жену у Филистимлян необрезанных?” (Суд 14,3), можно предположить, что это была не первая его жена из Филистимлян. Похоже, что он часто сходил к Филистимлянкам в долину, не обращая внимание на смущающий его совесть Дух Господень (Суд 13,25; евр.) Самсон не мог дать убедительного ответа на их вопрос своим родителям, а потому просто сказал, что она ему понравилась (Суд 14,3), что еще раз, ради того, чтобы подчеркнуть, что на самом деле это была похоть очей его, повторяются в Суд 14,7. То, что он не мог дать более веских оснований своему желанию, продолжая настаивать на исполнении его, говорит о том, что совесть его в то время была нечиста. Это напоминает бездумный, но настойчивый крик толпы, требовавшей без всяких причин распять Иисуса (Мф 27,23). Женитьба Самсона заставляла его соблюдать все обычаи того народа, с которым он вступал в отношения (что подчеркивается в Суд 14,10,11; 15,20). Слово “пир” имеет более точное значение - “питье”, и Самсон, назорей, должен был присутствовать при этом. Даже, если он сам и не пил, он сам себя вводил в огромнейшее искушение.
Особо подчеркивается, что Самсон “сходил” к ней (Суд 14.1,5,7,10; евр. см. церковнославянский), как будто его буквальный спуск с гор в долину, являлся образом его духовной деградации. То, что Самсон женился, было совершенно неправильным. Ему нельзя было жениться. И все-таки его герой Гедеон (см. “Самсон и дежавю”) точно так же “сходил” в стан врагов для того, чтобы избавить Израиль от его врагов (Суд 7,9,10,11,24; евр. см. церковнославянский). Если помнить и о других случаях сознательного подражания Гедеону, то весьма вероятно, что Самсон действительно искал случая освободить Израиль от Филистимлян. И все же им двигали разные чувства. Он любил эту женщину и хотел потешить свою плоть запретным плодом. Он любил мир сей, а следовательно, становился врагом Бога (Иак 4,4). Когда же он любил Гедеона, то начинал любить и святость Яхве, и ненавидеть весь мир с его Филистимлянами, начинал любить Израиль, со всеми его слабостями и хотел освободить его от всех его духовных уз. И вместо того, чтобы отвернуться от такого двоедушного человека, как Самсон, от человека не достойного заветной любви Божией, Он все так же продолжал действовать в нем. Бог, используя двусмысленные положения, доводит до нашего сведения, что Его желание единения с Израилем и освобождения его через Самсона было таково, что все это было “от Господа, и что он ищет случая [отмстить] Филистимлянам” (Суд 14.4), где под “он” можно подразумевать как Самого Бога, так и Самсона, ибо у них обоих было одно и то же желание. Именно потому Бог и не оставлял Самсона с его противоречивыми побуждениями до самого конца. Впрочем, это трудно доказать, не имея достаточного количества доказательств из Писаний, ведь очень часто люди делают то, что “от Господа”, совсем не по своей воле. Так, например, Бог освобождал Израиль от Филистимлян руками тех, кто впоследствии был наказан за свои дела (Вт 2,30; 1Цар 2,25; 2Пар 22,7; 25,20).
Все это может выглядеть довольно не убедительно, а потому и представляться невозможным сделать правильный вывод о духовных причинах, двигавшими Самсона в его женитьбе. Однако общий взгляд и представление о Самсоне дает нам возможность увидеть во всей полноте и свои собственные слабости, а заодно и понять, что каждое грехопадение является результатом длительного процесса развития желания и нежелания, где победу одерживает плоть, прикрываясь удобного вида духовностью. Бог, принимая во внимание общее духовное состояние Самсона, так и действовал в соответствии с этим и с ним, и с Израилем. 
В течение сорока лет, пока судил Самсон, Бог предавал Израиль Филистимлянам (Суд 13,1), но одновременно, так же через Самсона Он и спасал Израиль от рук их (Суд 2,16,18). И все же Бог через Самсона только начал “спасать Израиля от руки Филистимлян” (Суд 13,5), хотя у него и была возможность полного спасения (Суд 2,16,18). Бог одновременно действовал как за, так и против Израиля, точно так же, как действовал и его потенциальный спаситель, Самсон, который постоянно вел борьбу между духом и плотью, никогда полностью не побеждая, но и не проигрывая. Так же и мы очень часто походим на Самсона, ибо мы никогда не теряем полностью веру. Как и Израиль, мы ежедневно едим хлеб сшедший с небес, и одновременно восстаем для поклонения золотого тельца, делая вид, что это является неотъемлемой частью служения Яхве. Мы одновременно служим Богу и маммоне, хотя пред лицом Господним, в Его глазах, мы являемся служителями только маммоны. И мы, зная это, годами продолжаем жить, ничего не меняя. А это, для того чтобы он смог хотя бы что-то понять, привело Самсона в его 60 потерять глаза. Мы же все-таки можем избежать такого ужасного урока в конце своей жизни, ибо все то, что написано о Самсоне, написано нам в наставление. А потому единственным выходом остается служить исключительно одному Богу, служить обрезав плоть, полностью умертвив ее, изо дня в день снова и снова переживая то, что символизирует крещение.

8 Самсон в Лехе (Суд 15,9-20)
То, что произошло с Самсоном в Лехе характеризует всю его жизнь. Духовная сила Самсона здесь опять (в который раз?) ослабла. Здесь он убивал Филистимлян лишь потому, “как они со мною поступили, так и я поступил с ними” (Суд 15,11). Здесь не упоминается то, что он искал случая отмстить врагам Божиим, хотя он здесь и разговаривает с евреями. Здесь он действовал как самый простой мститель, точно так же, как поступил бы на его месте любой Израильтянин. Чуть раньше Филистимляне сказали, что они пришли связать Самсона, “чтобы поступить с ним, как он поступил с нами” (Суд 15,10). Но и Самсон отвечает теми же самыми примитивными словами, что он лишь хочет поступить с ними так же, как они поступили с ним. Похоже, Самсон здесь говорит на одном и том же, понятном им языке. И все-таки, несмотря ни на что, когда Филистимляне с криком, подобным рыканью льва в Суд 14,5, напали на Самсона, Дух Божий, как знамение твердости его веры, снова сошел на него. Очевидно в то время Израиль находился в бездуховном состоянии, а потому над ними и господствовали Филистимляне (Суд 15,12). То, что Израильтяне хотели связать его напоминает случай с “легионом” (Лк 8,29). Может быть они считали его душевнобольным, приписывая его необычную силу именно этому состоянию, или, что еще хуже, принимали желавшего им спасения Духа Божия за бесов? Если это было действительно так, тогда Самсон был образом того, что так же пришлось пережить Господу (Мф 12,24-27). И то, что Господь тогда говорил о Себе, как о человеке сильнее сильного (Самсона), лишь подкрепляет подобные мысли. Однако на связанного сильного, или же диавола, можно одновременно смотреть и как на Самсона. Опять перед нами встает трудная задача определить, говорил ли Самсон правду, когда утверждал, что в Лехе им двигало лишь исключительно одно чувство мести? Или же в это время он был вынужден говорить с ними на их бездуховном уровне, несмотря на то, что когда-то и призывал перестать поклоняться идолам (Суд 2,16-19)? Или же им в то время опять двигали противоречивые побуждения? В нем горело желание служить Богу, он был единственным верным Израильтянином, который один мог преследовать 1 000, однако, окруженный бездуховными братьями, он повернулся к ним своей человеческой стороной, замаскировав свою ревность по Богу чисто человеческими интересами (впрочем, в его словах на самом деле была большая доля правды). То же самое может сплошь и рядом происходить и в нашей Христианской жизни, когда мы друг перед другом выставляем далеко не лучшие свои качества.
И все-таки, несмотря на жестокое обращение от рук своих слабых братьев, есть веские основания полагать, что поражение Самсоном тысячи человек не было лишь желанием собственной славы. Самсон, схватив челюсть, “взял ее, и убил ею тысячу человек”. А это было сознательным намеком на Нав 23,10 (и Лев 26,8): “один из вас прогоняет тысячу, ибо Господь Бог ваш Сам сражается за вас”. Возможно, после поражения он пересчитал тела, а может быть он считал их по ходу дела, сознательно пытаясь убить 1 000 человек, чтобы тем самым исполнить пророчество. 
И делал он это “челюстью” (слово, которое в еврейском языке происходит от слова “мягкий”, “слабый”). Было замечено, что челюсть была одним из семи “слабых”, ничтожных предметов, которые в книге Судей послужили в руках Божиих к спасению: левша (Суд 3,21); воловий рожон (Суд 3,31); женщина (Суд 4,4); кол (Суд 4,21); обломок жернова (Суд 9,53); светильники и трубы (Суд 7,20). Очень часто народ Божий сравнивается с ослом (Быт 49,11,14; Ис 1,3; Иер 2,24; Ос 8,9; Лк 13,15; 14,5). Первые два места должно быть были известны Самсону, а потому он в Лехе, возможно, старался показать то, как по закону первенец осла выкупается агнцем, тем самым образно являя спасение народа Мессией, спасая народ, который иначе был бы осужден (Исх 13,13; 34,20). Могло ли быть так, что невзирая на жестокое предательство его и их полнейшее неверие, Самсон все же ощущал, что он своей жизнью являет притчу того, что было вполне достижимо для Израиля - что благодаря его ревности и его рукам, слабый народ Божий мог победить тысячи врагов, о чем ранее предсказывали Моисей и Иисус Навин? И в этом он был самым настоящим образом нашего Господа.
Когда Самсон поражал Филистимлян в Фимнафе, перед нами опять встает вопрос о чистоте намерений Самсона. Его просьба утолить жажду была немедленно и полностью исполнена, исполнена точно так же, как Яхве исполнял требование неверного Израиля в пустыне (Исх 17,1-7; Числ 20,2-13). Ну, а то, что он после такого чудом образовавшегося источника придумывает ему название (Суд 15,19), напоминает Агарь, ложный образ Израиля (Быт 16). И все же, даже несмотря на подобные сравнения, в молитве Самсона ясно видна четко выраженная духовность. Он не просил воды прямо, не взывал к Господу, требуя удовлетворить его жажду. Он изложил создавшее положение пред лицем Божиим, предоставив Ему решать, что делать, полностью полагаясь на Его решение, зная, что оно, в любом случае, будет правильным. И в этом состоит главная особенность многих духовных молитв, в которых нет прямых просьб очевидного, где просто пред Всемогущим в вере Ему, излагается сложившееся положение(1). Впрочем, победная песнь Самсона в Лехе попахивает его личным чувством отмщения, ибо здесь нет и намека на смиренного раба, всего лишь исполняющего волю Божию:

Ослиной челюстью я тысячу человек убил! Ослиной челюстью в большую кучу их свалил”.

(Суд 15,16; современный перевод). Игра слов, на еврейском “свалил” звучит как “осел”.
Перед Самсонов в Лехе Филистимляне выглядели нечистыми ослами. Хотя он и любил Филистимлянок. И тут же, посреди своей спеси и надменности, он взывает: “Жажду!” - тем самым являя тот же дух Христов, бывший в Нем в последний час Его окончательной победы через страдания на кресте (Ин 19,28). Однако слова Господа никак нельзя отрывать от духовного значения понятия жажда (Ин 4,14,15; 6,35). А потому Господь прежде всего имел в виду духовную жажду, которую Он ощущал, находясь на краю страшного духовного падения, а потому и выражал Свое опасение словом, выражавшим так же и буквальную жажду. На кресте Он был отпрыском, ростком “из сухой земли”. Самсон почувствовал жажду в минуту своей великой, но бездуховной победы. Господь в Своем духовном мучении чувствовал, что Он был духовно оставлен Отцом, опасаясь, что Он был оставлен Им за Свои грехи (Пс 21,2-7), а потому это было возможным проявлением того же страха, которое испытывал Самсон - точный Его прообраз.

Примечание
(1) См. “Суть молитвы”. Еще примеры: Быт 18,24; 2Пар 14,11; Пс 3,2-5; 141,1,2; Ин 11,21,22; 3Цар 19,10; Рим 11,2,3; Пс 105,44; Ис 64,3.
9 Самсон в Газе (Суд 16,1-3)
Это место начинается со слова “однажды”, с одного из классических связующих Библейское повествование слов. Другим классическим словом является “некоторый” (Деян 5,1). После духовной и личной славы добытой в Лехе, Самсон “однажды” пришел в Газу и увидел там блудницу. Совсем не обязательно, что это произошло сразу же после поражения в Лехе (Суд 15,20), однако в рассказе о Самсоне это намеренно помещено именно в этом месте. Точно такой же пример находим в Суд 14,19,20 и Суд 15,1, когда после своего сожаления о своей женитьбе на Филистимлянке и использования случая для отмщения врагам Божиим, Самсон смягчается, позволяя человеческой любви овладеть собой, и возвращается к жене. В Суд 16,3 мы опять видим кающегося в полночь Самсона, который встает и в духе распятого Господа, хватает двери городских ворот своих врагов, возлагая их на свои плечи. И сразу же “после того полюбил он одну женщину” (Суд 16,4). 
Он просто не мог все время обладать тем высоким духом, которым ему нужно было обладать. Но и тут, как и всегда, ему было хорошо известно о своих трудностях(1). Ведь и в Газу он пришел преднамеренно из-за того, что его народ не смог изгнать оттуда местные племена (Нав 11,22). Иуда взял Газу под началом Иисуса Навина (Суд 1,18), однако потом позволил вернуться в нее Филистимлянам. Так что получается, что Газа была избрана Самсоном по духовным соображениям, что, впрочем, не мешало ему не забывать и об удовольствиях собственной плоти.
Мы уже ранее говорили о том, что Самсон в то время некоторым образом являл собой дух и победу Господа Иисуса на кресте (см. “Самсон и Иисус”), однако точно так же, как когда-то в Лехе, и в это время в Самсоне просматривается огромная доля бездуховности. В этом плане он мало в чем изменился, ибо он также потакал своей плоти, а заодно служил и Богу. Похоже, что и здесь его совесть не давала ему покоя. Самсон пришел в Газу и вошел к блуднице, “зашел к ней и провел с ней ночь”. “Но Самсон пробыл у блудницы только до полуночи, а в полночь встал, вырвал городские ворота...” (Суд 16,1,3; современный перевод)(2). Если он собирался провести у нее всю ночь, то скорее всего он пришел к ней часов в 7, 8 вечера. Из рассказа видно, что он собирался провести у нее всю ночь, однако в полночь почему-то переменил свое решение, и встал, чтобы послужить Богу. Несмотря на то, что об этом ничего не написано, нельзя ли предположить, что перемена его решения сопровождалась усердной молитвой и глубоким чувством раскаяния? Его совесть, после неудачной женитьбы на Филистимлянке, не давала ему покоя так, что он пошел и сжег виноградники. То же самое происходило и здесь. Возможно, он находил оправдание для своего поведения в воспоминаниях о соглядатаях Иерихона, которые так же, когда пришли в город, остановились у блудницы? То, как он решил под конец своей жизни поразить Филистимлян в их капище, сдвинув с места два средних столба (Суд 16,29,30), немного напоминают то, как он снял двери ворот в Газе. Возможно, что он вспомнил об этом, когда его привели обратно в Газу (Суд 16,21), снова раскаялся с тем, чтобы повторить свое прежнее покаяние и победу ради Господа.

Психология Самсона
То, что написано о Самсоне в Газе, неизбежно заставляет задуматься о том, что Самсон был женолюбом. Почему некоторые мужчин являются женолюбами? Был ли Самсон также женолюбом? Психологическая картина женолюба такова: “Некоторые мужчины становятся бабниками потому, что боятся сближения с одной женщиной, опасаясь последующей за этим ответственности, а потому время от времени меняют их ради удовлетворения своей похоти. Другие мужчины становятся бабниками потому, что им чего-то не хватает в отношениях с женщинами - понимания, возбуждения в постели, любимой женщины, наконец”. К этому определению я бы добавил, что большинство любителей женского пола просто одиноки. Еще одно психологическое описание: “Женолюбы... очень часто считаются очень сексуальными и умелыми партнерами в постели. Однако психотерапевты говорят, что такие люди очень часто не любят ни женщин, ни сами половые отношения. Женолюбы склонны патологически считать женщин своими врагами. Они думают, что “настоящий мужчина” это тот, кто не находится под женским каблуком и может как угодно распоряжаться любой из женщин. Они, как насильники, желают власти и превосходства”. Подходит ли все это к Самсону?
Если бы Самсон в Газе обладал горой мускул, тогда Далида не стала бы спрашивать, “в чем великая сила” его. Ибо его сила была не от мускулов, а от Бога. Должно быть он выглядел “как и прочие люди”, что же касается силы его, то для всех окружающих она должна была быть большой загадкой - ибо им было совершенно не понятно, как мог такой простой человек иногда обладать такой необыкновенной силой. Возможно, ответ находится в 11-й главе Послания к Евреям, где говорится о тех, которые “укреплялись от немощи”, из чего следует, что он выглядел самым обыкновенным, если не хилым человеком. А потому, возможно, что он и поступал точно так, как от него и ожидали окружающие. Он был бабником потому, что в его время считалось, что любой “крутой чувак” должен быть бабником. Он думал, что он просто обязан поступать так, как будто его непреодолимо влекло к женщинам, хотя, может быть, на самом деле, такого и не было. И, само собой, он был одинок... Перед глазами встает картина того, как молодой человек, идя вместе со своими родителями поговорить со своей будущей женой, отходит от них в сторону... встречает льва... Воистину - это зарисовка человеческого одиночества. Да и само его особое призвание Божие делало его также одиноким. А это создавало проблемы в его отношениях с другими в Израиле, общество которого состояло из малодушных и малодуховных людей. Никто не понимал его. У Давида был Ионафан, у Гедеона Фура, у Самсона же не было никого. Все его отношения с женщинами, и особенно с Далидой, описаны так, как будто Самсон был человеком, который не хотел “находится под женским каблуком” и хотел “как угодно распоряжаться любой из женщин”.
Однако самым главным, что произошло с Самсоном в Газе было то, что он согрешил. Размышляя о психологии Самсона, мы можем понять, почему он был бабником. Однако и мы одиноки, однако и нас не понимает этот мир и, даже, наше собственное братство, мы тоже стараемся поступать так, как того ожидают от нас люди... Но ведь все это не оправдывает нас! И это наставление, извлекаемое из примера жизни Самсона. Грех остается грехом, даже тогда, когда наши собственная вера и духовность вводят нас в положение, когда одиночество и недопонимание чего-то создает психологические предпосылки для введения нас в искушение. 
Впадая в такие искушения, даже, если они похожи на то, что пришлось пережить Самсону в Газе, нам приходится на время в глубине сердца скрывать свою веру и любовь к Богу, а это совершенно ничем не оправдывается, за что и придется платить дорогой ценой.

Примечания
(1) См. “Претерпение до конца”.
(2) Слова, “Самсон спал до полуночи; в полночь же встав...” (Суд 16,3; синодальный перевод) рисуют иную картину. Самсон спал с блудницей, как и любой обыкновенный человек, после чего встал, чтобы послужить Богу. Никогда духовность не была более сильна, чем половое влечение.
10 Самсон и Далида (Суд 16,4-21)
Целью этого последнего печального случая в жизни Самсона было то, чтобы наконец-то дать ему понять, что в служении Яхве нет третьего пути: или все, или ничего. И для этого Господь использовал “две стороны” характера Самсона. Господь Иисус, смотря на Самсона, советовал чтобы и мы либо вырывали свои глаза, либо переставали сходить в сторону с прямого пути совершенно полной набожности (Мк 9,47). Нам всем известно, чем закончилась история с Самсоном. И это одно из мест Писаний, которое мне не нравится читать. Мне не нравится читать 15 и 16 главы книги Судей. Я знаю чем всё закончится, а потому и не хочу чтобы мне снова напоминалось о печальных последствиях поведения Самсона. Но ведь всё это все-таки написано для нашего научения. И Самсон, должен был бы быть уже научен. Ибо, как первая жена мучила его своими расспросами чтобы выпытать у него его секрет, также то же самое делала и Далида. Как Филистимляне стерегли его в то время, когда он находился в Газе у блудницы (Суд 16,2), так же они стерегли его и в спальне Далиды (Суд 16,9). Он уже каялся в том, что использовал служение Богу для оправдания удовлетворения своей плоти с блудницей в Газе. Он уже испытал большое огорчение расставаясь со своей первой Филистимской женой. Он сжег виноградники, вспоминая о том, как он, “позабыв” о своем назорействе, прогуливался по ним. Он должен был помнить о своих играх с огнем. И теперь он снова делал то же самое. Он пошел в долину Сорек (“красный виноград”) и полюбил Далиду (“ниспадающую”). Он снова “сошел” в виноградники. Назорей снова пытался хранить за пазухой огонь. Из-за того, что сказано, что владельцы Филистимские приходили к ней, и потому что Далида называет их просто Филистимлянами (Суд 16,18-20), некоторые полагают, что она на самом деле была ушедшей жить к Филистимлянам Израильтянкой. А это значит, что и Самсон мог найти для себя в этом лишнее оправдание. 
И все-таки тогда в нем горел огонь. “Он разорвал тетивы, как разрывают нитку из пакли, когда пережжет ее огонь” (Суд 16,9). Это похоже на то, о чем написано в Суд 15,14, когда на Самсона сошел Дух Господень, “и веревки, бывшие на руках его, сделались, как перегоревший лен”. В двух других подобных положениях (Суд 16,12,14) такое описание уже не встречается - возможно, потому что, несмотря на то, что пламень Духа все еще горел в нем, Самсон начал думать, что все эти чудеса он делает благодаря своим собственным способностям. “И сорвал он их с рук своих, как нитки” (Суд 16,12). Тут даже слышен ничем не оправданный сарказм, когда он предлагает Филистимлянам связать себя только что сплетенными, а потому и не прочными, веревками, после чего рвет их и поражает Филистимлян. Так же, когда он убивает тридцать Филистимлян, то берет у них вооружение (слово “одежды” в Суд 14,19 переводится как “вооружение” в 2Цар 2,21-23) и перемены одежд. Он творил великие дела, однако внутреннее осознание того, что все его способности были от Бога, постепенно исчезло. И эти печальные переживания легко могут стать так же и нашими.

 
Отношения Самсона и Далиды
Мы уже говорили о том, как Самсон часто ходил по краю духовной пропасти, и это было присуще всей его жизни, если судить по тому, что написано о ней в Писаниях. Стоит проследить последовательность событий:

• Далида просит Самсона рассказать ей его самую глубокую тайну; 
• Далида связывает Самсона так, как он ей сказал; 
• Далида шутливо, пока Самсон связан, делает его слабым, но он встает и одолевает Далиду (из Суд 16,19 можно понять, что это происходило каждый раз - современный перевод); 
• Самсон понимает, что Далида предала его; 
• Филистимлянин прятался в спальне; 
• Самсон пробуждается, входит в спальню и убивает его; 
• Далида говорит Самсону, что он не любит ее; 
• и все повторяется снова. 

Это - классический сюжет отношений между любовниками. На первый взгляд Самсон кажется круглым дураком, однако стоит лишь немного задуматься, как увидишь во всем этом все то, что так присуще человеческому поведению. Далида так убедительно сожалела о соделанном и снова и снова просила его дать ей последнюю, самую последнюю возможность исправиться. Очень трудно не подумать, что Самсон засыпал у нее на коленях от того, что уставал от нее, и что связывание его не было частью любовной игры. И все же Самсон полагал, что у него достаточно сил, чтобы справиться со всем этим. И в этом он походил на Соломона. Может быть Самсон даже хотел посмеяться над Филистимлянами, когда предлагал им связать себя семью сырыми тетивами. Похоже, что он догадывался, хотя совсем и не намеревался открывать ей своего сердца (Суд 14,16), что его первая жена выудит из него секрет и предаст его, а потому у него и появится причина для того, чтобы отомстить Филистимлянам. И теперь происходило то же самое. Вероятно, он и тут знал, что она предаст его, хотя, из-за любви и думал о ней лучше, чем она того заслуживала. Сначала он говорит, “если свяжут меня...” (Суд 16,7), однако со временем переходит на, “если ты...” (Суд 16,13). Так что он заранее знал о том, что она предаст его, хотя и не позволял себе думать об этом. Таким образом пред нами полностью предстает положение Самсона. Совсем не обязательно, что выдача тайны Далиде было грехом. С одной стороны, он любил ее, с другой же знал, что она предаст его. И это естественное человеческое положение. Ведь так же и Господь Иисус с самого начала знал, что Иуда предаст Его (Ин 6,64), и все же Он по-настоящему верил Ему, считал его за Своего близкого друга (Пс 40,10) и даже говорил ему, что он сядет на одном из 12 престолов в Царстве (Мф 19,28). Долгое время это место казалось мне большим противоречием, пока я не задумался о поведении Самсона, о его отношениях с Далидой. Ведь человек может знать что-то очень нехорошее о другом человеке, однако делать вид, что он этого совсем не знает. Не желает знать этого. Так Давиду было очень хорошо известно о кознях Авессалома, однако он любил его, а потому и предпочел не замечать их. “Ищущие же души моей ставят сети, и желающие мне зла говорят о погибели [моей] и замышляют всякий день козни (как Авессалом у ворот); а я, как глухой, не слышу” (Пс 37,13.14). Так же и Павлу было хорошо известно, как сильно Коринфяне презирают его, как они мало знают и какая у них слабая вера, как они, по его собственным словам, несмотря на то, что он чрезвычайно любил их, был менее любим ими. И все же Павел со всей искренностью говорит: “А как вы изобилуете всем: верою и словом, и познанием, и всяким усердием, и любовью вашею к нам...” (2Кор 8,7). И это, несмотря на то, чем больше он любил их, тем меньше они любили его. Он смотрел на них, как на любящих его. Иногда возникает чувство, что начальники Израильские все же догадывались об обмане Гаваонитян, однако сочли за лучшие сделать вид, что верят их россказням (Нав 9,7). Или же, как Амессай не придал должного значения мечу в руке Иоава (2Цар 20,10). Такова особенность человеческой природы, и именно в этом заключается суть отношений между Иисусом и Иудой, между Самсоном и Далидой. Из-за того, что Господь был самым настоящим Человеком, в глубине души Он любил Своего предателя, Иуду. И это - наш Господь, Который вчера, сегодня и завтра тот же. Если мы внимательно и честно приглядимся к самим себе, то поймем, что и в нас происходит точно такое же раздвоение личности, ибо не бывает так, что сегодня мы духовны, а завтра нет. Все мы состоим одновременно из плоти и духа. А настоящее, глубокое понимание этого поможет и в отношениях с очевидно согрешающими братиями. Совсем не обязательно почитать их совершенно бездуховными и лицемерными только потому, что они поступают очевидно бездуховно и лицемерно. Ведь Дух Господень все равно присутствует в них. Вспомните о том, как Самсон спал с блудницей до полуночи, однако пробудился в вере и был наделен Духом способностью совершить дело по образу Христа, чтобы одержать победу над врагами народа Божия.
Самсон хранил свою веру, ибо мы видели, что все его победы были одержаны благодаря Богу, даровавшему ему силу по его вере. Однако одновременно он был не только силен, но и слаб. Похоже, что он верил, в то, что у него есть вера, и что Бог никогда не забудет и не оставит его. Самсон говорил Далиде, что если его свяжут тетивой, то он будет “как и прочие люди” (Суд 16,7). А это, очевидно, является намеком на такие места, как Лев 26,8 и Нав 23,10, где говорится о том, что один человек будет прогонять многих. Тем самым Самсон намекал, что он один стоит многих, что эти благословения Божии пришли на него. Тем самым Самсон как бы уверяет самого себя, что у него есть вера. То же самое происходит и с Христианами, ибо со временем первоначальное чувство радости и ревность веры куда-то исчезает. Самсона и прежде связывали и он легко освобождался от своих уз (Суд 15,13), а потому, как кажется, он верил, что подобное спасение будет продолжаться для него и в будущем. Его ревностное желание служить Господу, похоже, заставляло вести холостую жизнь, хотя, очевидно, он не лишал себя возможности удовлетворять свои плотские желания (Суд 14,3: “разве нет женщин...”) с блудницами и такими женщинами, как Далида. Самсон думал, что его оправдывает его собственная набожность и глубокое отступничество братьев. Обратите внимание на то, какие трудности пришлось испытать Тимофею и Езекии при попытке жить также холостой жизнью.
То, как Самсон посоветовал Далиде прибить свои волосы к колоде, чтобы одолеть его, являются пародией на хорошо известный случай в истории, когда Девора прославилась больше Варака (Суд 4,21). И это говорит о том, что Самсон никогда не забывал Писания. В отношениях с Далидой он постепенно приближался к концу. Сначала он советует Далиде связать себя, связать его руки. Затем он советует перейти к волосам, и под конец он совершает самую последнюю и самую большую глупость. Очень может быть, что после предыдущих натисков Далиды он уходил от нее с желанием никогда больше не возвращаться к ней, вспоминая о том, как его тяготила расспросами первая жена, думая о своей любви к виноградникам и о своем посещении блудницы в Газе... 
И все же, каждый раз он опять возвращался к ней. О Филистимлянине сказано, что он “сидел” в спальне Далиды (Суд 16,9), однако словом “сидеть”, обычно в еврейском языке определяется такое понятие как “жить”. Похоже, что Самсон не жил у нее все время, но время от времени посещал ее до тех пор, пока не решил остаться у нее навсегда (ибо сказано, что она тяготила его “всякий день”) так же, как и остальные ее Филистимские сожители. Когда его волосы были острижены, он “сказал: пойду, как и прежде, и освобожусь”, с горечью думая, что на этот раз с него довольно, что теперь он освободится от нее и Филистимлян навсегда. Однако на этот раз было слишком поздно.
Категория: Разное | Добавил: Вериец (08.07.2008)
Просмотров: 648 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2020