Христианский сайт ВЕРИЙСКИЙ ВЕСТНИК

Четверг, 06.08.2020, 19:39
Вы вошли как Гость | Группа: "Гости" | RSS
"У здешних же были более благородные взгляды, чем у тех, что в Фессалониках, поскольку они приняли слово с необычайным рвением, основательно исследуя Писания каждый день, так ли это на самом деле. И стали верующими многие из них..." (Деян.17:11,12)
Главная Каталог статей Мой профиль Выход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Во что мы верим [18]Иные языки [12]Израиль и пророчества [14]
Суббота [10]О Боге [47]Ангелы [24]
Что есть человек [19]О сатане и диаволе [18]Возвращение Иисуса [31]
Есть ли вечные мучения [25]Наши проповеди [78]Разное [96]
Поиск
Главная » Статьи » Исследования Библии » Разное

Образование Духа (часть 2)
ОБРАЗОВАНИЕ ДУХА (часть 2)
 

4

Убежденность

 

Убежденность – удивительнейшая вещь. Нет никаких сомнений в её происхождении. «Вера – от слышания, а слышание – от слова Божия» (Рим.10,17). Удивляет не источник, а то, что из него образуется. Возьмем, для примера, два человека. Оба – думающие и честные люди. Каждый постоянно читает Библию. И оба – мои хорошие знакомые. Тот и другой принимает Павлово свидетельство о составляющих человеческое естество из 1Фес.5,23: «Сам же Бог мира освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целостности да сохранятся без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа».

 

Два настроя ума

Один из них убежден в унаследовании человеком бессмертия. Он говорит, что если это не так, то человеческое участие в каких бы то ни было делах Божиих, становится нелепицей. Он настаивает на существовании некоего сознательного продолжения существования между этой жизнью и грядущей. Он утверждает, что если смерть – это совершенно бессознательное для человека состояние, то получается, что один будет страдать и бороться с грехом для того, чтобы другой получил награду вместе с жизнью вечной. Он настаивает, что в обоих положениях должен быть один и тот же человек, который бы сознавал о своем переходе из одного положения во второе, иначе, как говорит он, вознаграждение теряет всякий смысл, и всё становится совершенно неразумным. В подтверждении своей мысли он приводит образное сравнение, уподобляя такое положение двум собакам, одна из которых приносит хозяину газету, а друга за это получает кость.

Второй уверен, что у человека нет врожденного бессмертия, и что он может лишь сподобиться бессмертия. Он говорит, что смерть – это совершенно бессознательное состояние, и что те, кто должен быть воскрешен, просто не заметят этого промежутка времени. Т.е. время смерти никак не повлияет на их сознание – они будут помнить всё, что с ними происходило до смерти – а иначе как они смогут дать за себя на суде отчет перед Богом? Кто получит вознаграждение будет знать, за что он его получил. Нет никакого временного перерыва ни в сознании Божием, ни в сознании воскрешенного.

И тут начинается самое интересное. Оба этих человека пришли к своим убеждениям в результате самостоятельного чтения Библии – иногда, из одних и тех же мест в Писаниях! Взять, хотя бы, случай со злодеем на кресте. Первый убежден, что когда Иисус сказал ему: «Ныне же будешь со Мною в раю», - что это было ясным обещанием того, что ныне, в этот же день, умерший разбойник прямиком отправится на благословенные небеса. Он настаивает, что утверждать обратное, значит бессовестно искажать ясность и простоту, сказанных Господом слов.

Второй говорит, что для того чтобы правильно понять ответ Христа, нужно сначала внимательно выслушать просьбу самого злодея: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Свое». Проситель ожидал какого-то совершенно определенного дня в будущем, когда Мессия приидет в Царствие Свое. А потому ответ Христа был таким: «Ты просишь Меня вспомнить о тебе в тот день, когда Я приду опять, Я же говорю тебе ныне, когда наступит то время, ты будешь со Мной в раю – в Царстве Моем». Этот человек говорит, что Иисус назвал Царство Свое раем потому, что под этим словом подразумевается всё то хорошее, что было совершенной противоположностью тому положению, в котором находились в то время как Иисус, так и злодей. Сад Божий – место мира, радости и покоя, место жизни – и жизни во всей ее полноте. Христос обещал вместо боли – радость, вместо горя – счастье, вместо смерти – жизнь.

 

Искажение истины

Для Иудея, для еврея (и даже для злодея) рай выглядел именно так. Нашему первому человеку он видится иначе. Вежливо, но непоколебимо он говорит, что такое толкование слов Христа означает, приписывать им смысл, который они совсем не содержат. Простому человеку и говорится просто. «Ныне же будешь со Мною в раю» – означает, ныне, т.е. – сегодня же, день, который начался сегодняшним утром, и закончится сегодняшним же вечером. Сегодня ты будешь со Мной на небе – после того, как мы оба умрем и наши души оставят наши тела.

Итак, каждый из них думает о другом, что тот заблуждается. Хотя и искренне, но заблуждается.

Так почему же первый человек не разделяет убеждений второго? Почему он искренне уверен, что он искажает истину? Убеждение – удивительнейшая вещь. Иногда оно зарождается в очень далеком прошлом. Как, например, в нашем случае. Начиная с детства, и продолжаясь в годы ученичества в нем зрело и формировалось мнение о человеке, как о духовном творении. Это мнение утвердилось до полного отрицания и, даже, отвращения к сравнению человека с животным, ибо, по его мнению, поверить в это, будет означать найти себе отличное извинение, чтобы вести себя, как животное. А потому он крепко-накрепко уверовал в духовное сотворение человека.

Ну, а если человек был сотворен духовным созданием, то это значит, что в нем преобладает духовное. Тело – сосуд, сосуд, удивительно и чудно сотворенный из праха земного, в котором обитает дух – настоящий человек. Он говорит, что верить в духовность человека, означает верить в его бессмертие. Отрицающие бессмертие, должны так же отрицать и человеческую духовность. Он также утверждает, что явным доказательством человеческой духовности является врожденное человеческое желание к бесконечному существованию. И с таким багажом за плечами, человек берет в руки Библию и просеивает её содержимое через свое, годами устоявшееся убеждение, измеряя и соотнося любое её учение, со своим твердым мнением. Природа человеческая, судьбы праведников и грешников, что ожидает ничего не ведающих язычников, воскресение, Царство Божие, суд, пришествие Христа, крещение и естество Христово – всё подпадает под влияние учения о врожденном человеческом бессмертии.

 

Предубеждения

В некоторых случаях, какая-нибудь мысль заставляет человека отыскивать в Библии только те места, которые подтверждали бы правильность ее. Нужно отметить, что некоторые читают Библию так, как будто они проходят по торговым рядам – выбирая то, что им нравится, и обходя стороной то, что им не по вкусу. Мы считаем, что вера в бессмертие человеческой души обман, но не просто обман, но, что хуже всего, еще и путь, уводящий от одного заблуждения к другому – до полного непонимания самого главного из всех дел Божиих.

Итак, в нашем случае, непреодолимым препятствием к верному убеждению в истине стало ничем непоколебимое предубеждение. Для этого есть другое подходящее название – предвзятость. Задумайтесь, что означает слово «предвзятость» - судить, и выносить приговор, искажая все свидетельские показания, ради своего собственного предвзятого мнения, ради своего душевного настроя, которому почему-то не подходит истина.

Впрочем нужно заметить, что в любом предубеждении есть и доля истины. Человек, на самом деле, не животное. Он создан по образу Божию. Если правильно понимать, то он – духовное создание. Он – творение мыслящее, со способностью отличать хорошее от плохого. Ему даны силы, которые вознесли его намного выше всех других творений. Между самым высокоорганизованным животным и самым захудалым человеком лежит глубокая пропасть. Грубейшее заблуждение в нашем случае заключается в том, что человеческая духовность подменяется бессмертием.

 

Препятствия к вере

Существуют и другие силы, воздвигающие барьеры на пути к убеждению в истине. Вот короткий список их: гордость человеческая, игра ума, приземленность и безразличие. Подумайте об этом. Гордость человеческая – это такое состояние человека, которое абсолютно не допускает мысли, что человек может быть где-то, в чем-то не прав. Оно делает человека неспособным к обучению, ибо принятие учения может стать оставление долгое время холеных и лелеянных собственных идей. Игра ума обращается с истиной, как с забавной и интересной теорией, как с любопытным предметом, о котором приятно порассуждать на досуге. Интерес к ней, в данном случае, очень поверхностный. Приземленность на деле означает жить так, как будто ничего, кроме окружающего тебя мирка, не существует. Это целиком материалистическая жизнь. Мысли крутятся только о земном. Безразличие – нечто вроде самообороны, ибо отдать себя истине может стать отказом от многолетних и прочно установившихся привычек, а также недопустимым вмешательством в удовлетворения плоти.

Если подумать, то это серьезнейшие препятствия, и в жизни они не так легко отделимы друг от друга, как в теории. Практически они неразделимы, и люди натыкаются то на одно, то на второе, то на третье. И всегда – больно. Если ум попал под влияние гордыни и предубеждения, то истину совсем не легко различить. Духовность не обретается из любознательности – игрой ума. В голове, забитой материальными заботами, не легко освободить место для вещей духовных. Тот, кто по-настоящему любит тьму, также по-настоящему ненавидит свет. Это – препятствия к убежденности. Но не непреодолимые! Чтобы преодолеть их необходимы решимость, мужество и смирение. Через такое сито должен пройти каждый.

Впрочем среди всего этого есть и хорошее, ибо совершенно ясным становится одно: во время прихода к убеждению открывается есть ли у человека такие необходимые вещи, как смирение и кроткий дух. Библия упорно настаивает, что для принятия истины человеку необходимы покорность и сокрушенный дух. А потому приход к истине в любом другом настроении становится сомнительным, ибо истина не основывается ни на качестве образования, ни на социальном положении. Для достижения ее нужны честность, благоговение и желание. Ищущие новых ощущений, материальных выгод или же поля деятельности для самореализации – ищут не там, где нужно.

 

«Научает кротких путям Своим»

Убежденность – загадочная вещь. Похоже, что она приходит только к совершенно определенному типу духовности. В Ин.18,37 Иисус высказал очень странную мысль: «Всякий, кто от истины, слушает слова Мои». Это сказано так, как будто для убежденности нужны определенный настрой ума и какой-то особый склад души. Человек, впервые услышавший эти слова Царя царей, был ожесточен, безнадежен и горд. Можно лишь пожалеть Пилата за его слабость… но Христос не стал убеждать его. Ибо есть люди, удерживающие себя от истины, и есть души, готовые принять ее. «Направляет кротких к правде и научает кротких путям Своим» (Пс.24,9). Самый лучший настрой души – это искать истину с тем, чтобы найдя ее, повиноваться ей.

Часто встретившиеся с истиной, но не сумевшие покориться ее, утешают себя тем, что начинают нападать на нее. Встречаются такие духи, которые не могут сказать себе, «всю жизнь свою я был не прав», находя убежище и защиту в обесценивании тех сил, которые нужно затратить для достижения чего бы то ни было. А потому пристрастие поспорить перерастает в непримиримость. Натыкаясь на железную логику, и не признавая очевидного, они начинают высмеивать слово Божие. Часто людей больше беспокоит принятие другими их собственных убеждений, нежели желание узнать, а уж так ли истинны эти убеждения. Таким, чтобы доказать свою правоту, случается даже прибегать ко лжи.

Всегда сомневаться – непосильная ноша. Постоянная неопределенность изматывает. Двоедушный подобен кораблю без ветрил. И все же, честное сомнение – не преступление. Когда оно ведет к убеждению в истине – это благословение. А потому возблагодарим Господа за то, что мы нашли убежденность, которая является важной частью образования духа. Это – большой шаг на пути жизни в вере. Это – корень, из которого могут прорасти и другие благие вещи. Мы поступаем в зависимости о того, какие мы есть, нас же формирует то, во что мы верим.

И наконец, давайте задумаемся о сомнении. Что можно сказать о тех, кто сначала нашел убеждения, а потом ушел в сторону от истины? Разве это может обесценить всё вышесказанное? Ни в коем случае. Неумение собрать жатву, не означает, что самого урожая не было. Притча о сеятеле говорит о других причинах. Убежденность – еще не спасение. Вы можете хорошо начать, но плохо кончить. Одно дело – правильно верить, и другое – правильно жить по этой вере. Вполне возможно кричать о высоких материях, и в то же самое время жить довольствуясь низкими. И это совсем не означает, что когда-то признанные высокие материи, оказались ложью. Убежденность – жизненно важный шаг – но далеко не последний, о чем мы и постараемся поговорить в дальнейшем.

5

Доверие (упование)

 

 

Иногда очень интересно обратить внимание на то, насколько «истиннее» становятся истинные вещи этой жизни в жизни учеников Христовых. Взять хотя бы такую мысль, что для того, чтобы прийти к власти, нужно сначала подчиниться ей. Если вы хотите управлять другими, надо научиться быть управляемым. Действие этого закона было видно как на примере простой жизни римского сотника, так и в Жизни (с большой буквы!) Иисуса Христа. То же самое можно сказать и о доверии, о том встречающемся каждый день доверии, без которого жизнь была бы просто невозможна.

Когда мы утром садимся в автобус, то мы доверяем водителю, что он знает маршрут, и что он не проедет остановку. Когда в обед мы садимся за стол, то доверяем повару, что всё, приготовленное им, было приготовлено без всякого злого умысла. А потому и едим в доверии. Если тратить время на изыскания отравляющих веществ в каждом, предложенном нам блюде, - мы вскоре умрем с голода. Весь деловой мир построен на обоюдном доверии. Люди торгуют в кредит на доверии. Приобретение знаний также построено на доверии. Мы доверяем своим учителям. Мы принимаем, предлагаемые ими истины, без возможности проверки истинности их.

Странная вещь, но очень часто, то, в чем мы сегодня уверенны на все сто процентов, были приняты нами когда-то на чистом доверии. Без доверия ни в чем нет продвижения вперед. Самые близкие отношения в этой жизни начинаются с уверений доверительным шепотом в любви. Дом можно назвать «домом», если в нем присутствует доверие. Ревность и подозрительность делают дом местом пыток. Доверие приносит радость и уверенность. На доверии зиждется дружба. Если твой брат не доверяет тебе, то как ты можешь быть его другом? Самым гадким местом в этом мире должно быть место, где нет доверия, место, убранством которого служит отчаяние.

Итак, каждый аспект окружающей нас жизни, похоже, вопиет о необходимости присутствия в ней доверия.

И всё это, конечно же, в несколько раз «истиннее» для жизни ученика Христа. Ибо доверие превращает убеждение в веру. Одно дело, твердить о прочности веревки, и другое – доверить ей вес своего собственного тела. Убеждение – вещь нужная, но не самодостаточная. Одно дело верить в истину, другое – жить по ней. Доверие – вера в действии. Иногда вера – это чистейшей воды теология, но в жизни, ее развитие, ее рост – очень и очень личностное. Вера – убеждение в том, что Бог есть, и что Он воздает усердно ищущим Его. Говорить об этом, не имея усердия в своих поисках, означает обладать полуправдой, а может быть, это будет даже и полуложью в устах того, кто на словах верит, но… не доверяет.

 

«Уверенность в невидимом»

Обратите внимание на глаголы в Послании к Евреям 11. Авель – принес. Енох – угодил. Ной – приготовил. Авраам – пошел. Моисей – отказался. Мне приходилось слышать, что всё это – результат бесхитростной, простой веры. Грубо говоря, да. Но, обычно за этими словами кроется мысль, что раз уж вера проста, значит она и легка. И кто бы ни говорил, что тем, о ком написано в Евр.11 было легче, чем нам, очень глубоко ошибается. Для Ноя совсем не легко было построить огромный корабль посреди суши. Не легко было  и Аврааму оставить налаженный и уютный быт, чтобы пойти по пустыням в землю, которой он никогда не видел, и о которой толком ничего не знал. Не легко было и Моисею оставить царскую жизнь, чтобы присоединиться к рабам. Павел совсем не напрасно призывал нас «подвизайся добрым подвигом веры». «Подвизаться» – сражаться, биться – как сражается воин на поле брани.

Ученикам, конечно, хотелось бы «подвизаться», но это не легко. Для этого нужны стойкость, сила и доверие. Старание и доверие – как дополнение. Доверие – оптимизм веры. Для большинства человечества оптимизм кажется совсем не оправданным, для верующего же он полностью гарантирован. Писавший Послание к Евреям под уверенностью в невидимом подразумевал ни что иное, как доверие. Доверие – причина нашей уверенности в существовании невидимого. Доверие заставляет нас полагаться на сказанное и почти слепо верить обещаниям. В результате – осуществление ожидаемого. Доверие – рискованное предприятие, содержащее в себе обязательный элемент вдохновения. Оно – не слепая вера в удачу, а вдруг да повезет. Да и вера, в конце концов, - не невежественная уверенность в чем-то (для этого есть другое название – суеверие). Вера – разумное доверие.

Почему Авраам был так уверен в существовании неведомой ему земли? Только потому, что он был совершенно уверен в существовании невидимого ему Бога. Иоанн на острове Патмос видел видение города, чудеснее которого нет других городов. Если мы верим и доверяем ему, то в самой глубине нашего сердца знаем о своем приобщении к будущему. Доверие в существование невидимого, дает нам уверенность в осуществлении ожидаемого. Если бы мы говорили о своем доверии политикам, ученым или же еще каким «великим» мира сего, мы бы были самыми жалкими людьми на свете. Не стоит наше доверие также на случайном стечении обстоятельств – оно такое же в декабре, как и в июле. Доверие тому, что неизменно должно приносить чувство стабильности в постоянно меняющейся жизни. Через противоречия, несчастья и откровенные опровержения Бог призывает нас к доверию. Мы не всегда можем узнать о причинах наших страданий, но мы всегда знаем, Кто причиняет их нам. А Ему можно доверять.

 

Прикосновение веры

Подумайте о Лк.8 и о женщине, страдавшей кровотечением. В середине напиравшей со всех сторон толпы, Царь спросил: «Кто прикоснулся ко Мне?» Сотни людей касались Его, но только одно прикосновение достигло совей цели. Это было прикосновением веры. Обратите внимание, что это было не вполне осознанным прикосновением любви, на которое Он, несмотря на важность дела, по которому Он шел, необходимо было ответить. Только одно прикосновение веры отделило эту душу из великого множества и сделало ее знакомой Царя. Подумайте о том, кто был отделен. Двенадцать лет страданий. Двенадцать лет остракизма. Двенадцать лет отлучения от общения. Она услышала, что этот Человек исцеляет больных и укрепляет слабых. Она была ослаблена, но все же в отчаянии пробралась в первые ряды. Мимо проходил Назарянин, и она прикоснулась к Нему. Острая необходимость придала ее руке силу. В острой нужде люди готовы принять любую помощь. А потому она и коснулась края одежды Его. В нашем случае важно то, что она понадеялась на то, что только слышала об этом Человеке. Поэтому она прикоснулась к Нему в надежде – трепеща, но доверяя. Без сомнения, частью ее надежды было остаться незамеченной – она была из тех, кто, сделав свое дело, хочет всё так же оставаться в тени.

Однако вера не такая вещь, которую нужно прятать. Свидетельство в тайне – не лучшее свидетельство. От ученика требуется открытое признание своего Господа. За несколько дней до этого события Господь уже сказал, что не ничего тайного, чтобы не стало явным. Верующие должны выходить на свет. Одно дело, видеть проходящего мимо Царя, другое встретиться с Ним лицом к лицу. Ее доверие оправдалось. Она должно быть полностью исцелилась. Этот Врач Свои лекарства раздавал не в маленьких пузыречках. Ей уже не нужен был повторный курс лечения. Он сказал: «Вера твоя спасла тебя; иди с миром». Чтобы Он ни делал, Он делал с щедростью. Но здесь было и еще одно благословение. Он назвал ее «дщерью». В ушах отверженной это слово должно было прозвучать, как сладчайшая музыка. Отсюда урок – если риск с доверием, то он благословенен. Если вы ходите верою, то можете открыть тайны Его общения.

Уже много раз было сказано о том, что чудо, совершенное с этой женщиной, должно было оказать благоприятное впечатление и на Иаира. Женщина болела ровно двенадцать лет, столько же, сколько было его умершей дочери. Двенадцать лет… и вот, чудо! Иисус сказал: «Не бойся, только веруй». То  есть, другими словами, - доверяй Мне. Возможно, что Иаир дальше шел до дома легким шагом, без тяготившей его сердце мысли, готовый поверить. Так что вера одного может помочь вере другого. Вот почему Евр.11 так важно для нас. Возможно твое доверительное признание поможет какому-нибудь Иаиру пережить трудные минуты своей жизни. Иногда доверие заразительно.

 

Доверяем, потому что знаем

Псалмопевец говорит: «И будут уповать (надеяться, полагаться, доверять) на Тебя знающие имя Твое» (Пс.9,11). Причина для доверия та, что мы знаем Бога. Гарантия веры – Его качества. Ибо, потому что Он праведен, Бог не может делать неправды. Потому что Он любовь, Он может делать всё исключительно по любви. Неверующий постарается опровергнуть это, но не сможет. Несмотря на наши страдания и испытания, мы верим, что Богу можно доверять. Ему угодно, чтобы мы доверяли Ему, ибо доверие, это и есть именно то, что Он в конце концов, и требует от нас. Ни доказательств Его существования, ни защиты, ни оправданий Его – а доверия.

Самое дорого, как для Бога так и для человека, - это доверие, способность позволяющая жизнедеятельность, как на высоком, так и на низком уровне. Доверие – могучая вещь, и необходимая часть образования духа.

6

Капитуляция

 

В данном случае, думаю, нет особой нужды искать в словарях определение для этого слова. Здесь оно означает именно то, что оно обычно означает. Капитуляция – это полная сдача на милость победителя, отказ от собственной власти в пользу кого-нибудь другого.

Задумайтесь над этим. Жизнь ученика подобна бастиону. Ученик – защитник его, а Царь – желающий овладеть им. Цель Царя – власть надо всем укреплением. Он хочет владеть каждой комнатой и каждым закоулком, от подвала до чердака крепости. Он подстрекает к капитуляции, но не принуждает. Он умоляет, но не заставляет. Если защитник бастиона идет с Ним на соглашение, Он станет использовать любую возможность, чтобы помочь, воодушевить его, и даже всякие препятствия превратит в очередные ступени успеха. Защитник соглашается на сотрудничество. В принципе, он капитулировал, сдался, хотя на практике это выглядит как неохотное подчинение. Некоторые комнаты остались все еще закрыты для Царя. На некоторых дверях написано имя их владельца. На некоторых – «посторонним вход воспрещен». Защитник бастиона говорит, что ему необходима хоть малая доля независимости, ибо еще существуют вещи, служащие для его собственного удовольствия – некоторые области деятельности, которые важны для него более остальных. Царь не взломщик. Он стучится, но не переходит границ приличия. Он зовет, но без настойчивости. Царь терпелив. Иногда, прежде чем пред Ним откроется двери, Он ожидает целую человеческую жизнь. Он очень хорошо знает защитника укреп района, его полную неспособность к самостоятельному выживанию, его плохую память и слабость в ногах, благодаря чему он блуждает не только в мыслях, но и на путях своих. Царь говорит, что у Него есть средство, способное вылечить человеческие слабости, если только страдалец захочет воспользоваться этим средством.

У Царя и защитника бастиона определено постоянное место встреч для бесед по поводу капитуляции. Царь всё время находится на этом месте, защитник часто отсутствует. У него еще столько много дел вне своего бастиона. Иногда он запирается по своей собственной воле о по своему желанию в своей собственной комнате. Он настаивает, что ключи от комнат должны храниться у него. Иногда его раздражает стук в дверь Царя, он чувствует неловкость от Его присутствия и радость по поводу того, что всё-таки щеколда находится по его сторону двери. Защитник утверждает, что не всё, что он защищает уж так плохо – кое-что он должен сохранить для себя. Царь же говорит, что Его законы служения отличны, а то и совершенно противоположны законам защитника бастиона. Сдавшиеся Царю, оказываются свободными. Те, кто защищает свою жизнь, теряют ее. Теряющиеся же ее ради Царя, приобретают.

Для защитника такое положение вещей кажется любопытной теорией. Иногда он любит долго беседовать на эту тему. Он находит подкрепление и успокоение в философии. Реальность пугает его. Он никак не может перестать сомневаться в том, что Царь не изменит Своих обещаний. Защитник не любит беспокойств, а Царь только то и делает, что доставляет их. Защитник говорит, что он хочет превратить бастион в место уюта и безопасности, Царь же настаивает, что прежде всего нужно подумать о здоровье, а уж потом заботиться об уюте. Он говорит защитнику, что тот должен быть готов ко всякого рода беспокойствам, потому что это единственный путь к настоящему покою. Чресла должны быть препоясаны и светильники зажжены. С этим защитник соглашается, но он крайне озабочен всем тем, что ему предстоит преодолеть. Он чувствует себя гораздо более безопасней в своей собственной спальне, окруженным его привычными вещами, с его ежедневными постоянными делами и заботами. Правда, иногда он неважно себя чувствует из-за невольного сознания в глубине сердца пренебрежительного отношения к зову Царя…

 

Нелегкое дело капитуляции

И Царь и защитник бастиона знают, что капитуляция вещь далеко не легкая. А потому Царь и настаивает на ней. Несмотря на сопротивление защитника, Он все равно приближает его к идеалу. Незаметно Он убирает с пути препятствия, или же обводит вокруг того места, где эти препятствия могут встретиться, превращая буквально всё на пути в помощь к достижению заветной цели. Со временем защитник становится всё больше доверчив, Оказывает Царю всё меньше и меньше сопротивление. Всё меньше дверей остаются закрытыми на щеколды. И в один прекрасный день, бастион полностью сдастся Царю, и в нем воцаряется совершенно новый порядок вещей.

Давайте теперь оставим образный язык притч, и обратимся к реальному случаю, происшедшему в жизни – начальствующему юноше из Евангелия от Марка, глава 10. Он не был учеником Христа, когда встретился с Ним, но его случай важен для нас потому, что имеет непосредственное отношение к капитуляции. Он был человеком с безупречной репутацией и много думал о жизни более полной и осмысленной, чем просто жизнь богатого молодого начальника. Короче, он был человеком с высокими духовными стремлениями и умеющим сдерживать чувства. Христос сказал ему: «Одного тебе недостает». То, что ему недоставало, было капитуляцией, потому что только одно это удерживало его от следования за Христом по пути ученичества, по пути образования. Было бы слишком поверхностно сказать, что ему необходимо было познать нищету. Сама бедность не является пропуском к жизни вечной. Христос видел, что несмотря на все его высокие стремления, этот человек оставался рабом богатства. А ведь известно, что никто не может служить двум господам. Если ты сдашься одному, то не сможешь быть рабом другого.

В чем он действительно нуждался, так это в нужном господине. Главным в его жизни было золото, а нужно было, чтобы главным стал Христос. Он служил не перед тем престолом. Ему нужно было вырваться из этого рабства, чтобы стать рабом другого Царя. «Всё, что имеешь, продай и раздай нищим… и приходи, последуй за Мной». Без первой половины фразы, не может быть второй. Его бастион не сдался, ибо он был погружен под кучей золота. Сказать, «последуй за Мной», значит довериться. А довериться можно лишь капитулируя.

Категория: Разное | Добавил: Вериец (10.07.2008)
Просмотров: 359 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2020